• Курсы валют:
      USD 59.01
      EUR 69.40
30.10.2015 0
Лапин Александр
Лапин Александр:

Принт умер – да здравствует принт!

Есть ли будущее у печатных изданий

Как всегда, осенью в прекрасном городе Сочи состоялся семинар, посвященный развитию "Комсомольской правды" - могучей газеты, раскинувшейся на всё СНГ и не только. Собрались люди из разных уголков страны. И обсуждали главный вопрос (его же постоянно поднимают на международных форумах редакторов и журналистов) – что делать?

Тиражи падают. Аудитория стареет. Печатные издания умирают. Проблем периодике добавил и мировой экономический кризис, и развитие электронных СМИ, в первую очередь - интернета.

С другой стороны, количество газет в нашей стране и так слишком велико - даже сегодня их зарегистрировано около 65 тысяч. Многие ведь до сих пор думают, что издательское дело - простое и общедоступное, были бы деньги. Ну, а те, кто занимается им всерьёз, ищут способы выживания и дальнейшего существования своей отрасли.

Что может спасти газеты?

Во-первых, нужно разобраться с их содержанием. Какие задачи они решают? Когда я учился на журфаке, нам говорили, что журналисты – подручные партии. Мне это отношение тогдашних бонз страшно не нравилось, но всё было чётко и понятно: СМИ занимались пропагандой советского строя, борьбой с врагами. Выполняли свою функцию не четвертой власти, а помощников первой, второй и третьей в одном лице.

Затем, в 1990-е, все стали примеривать себя к рыночной экономике, перестраиваться на западный лад. Пытались объективно подавать информацию, приводить разные точки зрения, отказавшись от амплуа подручных.

Но жизнь сложнее любой схемы. Сегодня якобы объективные западные СМИ оказались даже худшими пропагандистами, чем советские. Тупо отрабатывают деньги и проводят ту линию, которую наметили учредители. Ни о какой беспристрастности или журналистской солидарности речь не идёт.

Впрочем, и у нас значительная часть средств массовой информации скатилась к советским подходам. Да, нужно признать: сегодня мы боремся за свою страну. И сладкая сказка о том, что журналисты пишут и показывают всё объективно, осталась в прошлом. А может, она и была несбыточной.

И теперь мы фактически вернулись к еще одному постулату - знаменитому ленинскому принципу: "Газета - не только коллективный пропагандист и агитатор, но и коллективный организатор". Современные издания не ограничиваются изложением происходящего, а сами инициируют события и проекты. Они давно уже стали организаторами торговли: продают книжные, музыкальные и прочие коллекции, проводят коммерческие мероприятия вне стен редакции. Не могу здесь не вспомнить, как ещё в 1930-е годы газеты по призыву партии создавали свои фермы. А теперь безденежье заставляет их заниматься едва ли не тем же самым. Повторяем пройденное.

Плюс немалая часть изданий сегодня примыкает к элите - не только идеологически, но и экономически. Этому способствуют договоры на информационное обслуживание: СМИ получают от власти деньги за лояльность. Ничего особенного - такова всемирная практика: кто платит, тот и заказывает музыку.

На фоне экономических трудностей интриги добавляет интернет. Но возлагать на него чрезмерные надежды тоже не стоит. По сути это мусорная куча – любой складывает туда, что хочет. У нас прообразом интернета в деревне были как бы два сайта. Первый – общественный сортир, на стене которого каждый изъяснялся в меру своих способностей: кто-то посылал односельчанам проклятья, кто-то рисовал анатомические подробности. Утром все приходили и читали "свежую" информацию. А второй сайт – автобусная остановка: там писали друг другу влюблённые. "Вася любит Машу", "Приходи ко мне – поцелуемся!" И так далее.

Вот об этом прообразе интернета я вспоминаю и сегодня, глядя на всемирную сеть. Любой может выставить на общее обозрение что угодно, причем так же анонимно. Мир сузился до маленькой деревни. И цена такой информации понятна.

С точки зрения денег интернет тоже не может прокормить издателей. Рекламодатель туда валом не прет. Потому что он человек деловой - ему нужна отдача, а не все эти дутые клики и мифические посетители.

В общем, ситуация выглядит как патовая. С одной стороны, тиражи падают, но и онлайн не обеспечивает должного эффекта.

К чему это приведёт?

В плане технологий мы лет на десять отстали от западных стран. Например, Норвегии. С тамошними издателями наш медиа-холдинг давно ведет дела. Они тоже думали, что будущее – исключительно в Сети. Поверили в эту идею - закрыли типографии, а газеты полностью перевели в интернет. И купили поисковик в одной из восточноевропейских стран. Но, вложив в него все ресурсы, отдачи не получили.

И тут начался неожиданный процесс. Читатели, которые до этого голоса не подавали, стали выдвигать свои запросы. Оказывается, люди хотят покупать привычные газеты. Покопавшись в этой мусорной интернет-куче, они соскучились по какой-то ясности и простоте. Им не интересно дискутировать с анонимными пользователями. Нужны авторитетные авторы. Плюс важна позиция издания: эта газета - для буржуев, эта – для большевиков… Людям нужны люди.

И вот сейчас наши партнеры-норвежцы стали возрождать редакции. Потому что это не толпа разрозненных блогеров, а коллектив единомышленников, феномен общественной жизни: здесь общаются с читателями, отстаивают их права.

И что интересно, не у всех наших газет дела тоже плохи. Да, массовые издания, которые пишут для некой усредненной аудитории, а по сути – ни для кого, увядают. Но есть и такие, у которых тираж не падает. И даже растет. Например, у федеральных «Аргументов недели» - газеты, отстаивающей интересы военно-промышленного комплекса и придерживающейся консервативных позиций. Или у маленьких «Новостей Оскола», которые издает наш медиа-холдинг: лет восемь назад начинали с 600 экземпляров, а сегодня продаётся уже около 10 тысяч. Всё потому, что журналисты отстаивают интересы горожан и никого не боятся. Так что если газеты не забиты шелухой, а ориентированы на конкретную аудиторию, то они вполне могут быть востребованы.

Что мешает оздоровлению ситуации?

Есть и ещё одна проблема: власти хотят, чтобы кто-то их воспевал. И плодят СМИ советского типа – нерыночные, бездарные и беззубые. Практически в каждом регионе есть государственный холдинг: газеты, журналы, телеканалы. Читателям они не нужны, и, если сейчас убрать от них бюджетные костыли, за три месяца всех этих изданий не станет. Как после СССР не стало тех СМИ, которые не подверглись реформированию.

Однако создание системы поддержки подконтрольных газет приводит к тому, что рынок расчищается очень медленно. И в отличие от той же Норвегии этот процесс может затянуться у нас на десятилетия. Ситуация нездоровая. И она чревата. Мешает родиться новой журналистике, а старой - адаптироваться к изменившимся реалиям.

Тем не менее, перспективу мы видим.

Театр не умер с приходом кино, а кино - с появлением телевидения. Они просто обособились в свои ниши. Так же и печатные издания не умрут окончательно. Угаснув, как Феникс, они должны воскреснуть. Но это будут другие газеты - способные заинтересовать людей. И другие журналисты. Время информационщиков заканчивается. Сегодня все больше востребованы аналитики. Те, кто может открыть аудитории глаза на происходящее, сопоставить факты, осмыслить их, выстроить в какую-то линию. Требуются те, кто имеет свою позицию. И может постоять за неё в дискуссиях. А ещё – организовать других на какое-то дело. Именно такие авторы и такие издания будут лидерами мнений, когда рынок всё-таки оздоровится.

Газеты нашего издательского дома - «Моё!» и «Житьё-Бытьё» - создавались как независимые. И сегодня им есть что сказать. Имеется постоянная аудитория, тираж. А значит, они продолжат существовать. И прирастать интернет-читателями. Потому что сделаны для людей. А такие газеты точно будут жить!

Шестопалов Дмитрий
Шестопалов Дмитрий:
21.11.2017

Тор: Рагнарек – Божественная комедия

«Тор: Рагнарек» – это семнадцатый фильм кинематографической вселенной гиганта индустрии комиксов «Marvel». Большие боссы выстраивают на своих героях общую сюжетную линию, которая в разной мере затрагивает каждый фильм, делают кроссоверы персонажей и вообще развлекаются, как могут уже почти десять лет.

Шевченко Максим
Шевченко Максим:
21.11.2017

«Отцы и дети» современных российских реалий

До тульского проката наконец-то добралась трогательная трагикомедия «Как Витька Чеснок вёз Лёху Штыря в дом инвалидов» Александра Ханта о жизни в российской глубинке

Шевченко Максим
Шевченко Максим:
20.11.2017

"Убийство в «Восточном экспрессе»" - галантная банальность?

Что представляет собой очередная экранизация знаменитого романа Агаты Кристи, и оправдывает ли себя вся роскошь и восторженная напыщенность, которую преподносит нам фильм?

Шестопалов Дмитрий
Шестопалов Дмитрий:
10.11.2017

«Последний Богатырь» - не «Хоббитом» единым

«Последний Богатырь» - коллаборация российских кинокомпаний и мирового медиа-гиганта «Дисней». Такое сотрудничество происходит не в первый раз, первой ласточкой была картина «Книга Мастеров» 2009 года и была довольно тепло принята, как критиками, так и массовым зрителем.

Шевченко Максим
Шевченко Максим:
30.10.2017

"Аритмия" – искренний фильм о врачах и любви

Достоин ли новый фильм Бориса Хлебникова двух статуэток «Кинотавра»?

Шестопалов Дмитрий
Шестопалов Дмитрий:
27.10.2017

"Матильда" - королевский розыгрыш или исторический шедевр?

После премьеры фильма «Матильда» режиссер Алексей Учитель, по моему скромному мнению, заклеймил за собой образ некоего «шута – трикстера», объясню почему.

Шевченко Максим
Шевченко Максим:
25.10.2017

Бегущий за Оскаром 2049

Отличное продолжение легендарной картины или очередной способ нажиться на ностальгии? Рассказываю без спойлеров.

Шевченко Максим
Шевченко Максим:
11.10.2017

«Крым» или на что потратить 400 000 000 рублей

Я знаю, что чувствовал главный герой Заводного апельсина, когда через него пускали ток и заставляли смотреть на экран. То, что он видел на экране – это был фильм «Крым».

Шестопалов Дмитрий
Шестопалов Дмитрий:
24.07.2017

Раньше трава была зеленее: рецензия фильма «Человек- паук: Возвращение Домой» с экскурсом в историю

Премьера каждой части «Человека-паука» для меня всегда была праздником. Придя на премьеру фильма, оказалось, что такие чувства не только у меня. Дети в масках, тематические стаканы. Люди в костюмах. И конечно же битый зал.