• Курсы валют:
      USD 58.79
      EUR 56.17
01.12.2020

Знаменитая Яснополянская больница доктора Чулкова: из скромной лечебницы - в многопрофильное медицинское учреждение

Доктор Чулков и его знаменитая больница – один из брендов Ясной Поляны. Он приехал сюда в далеком 1949 году. Сорок лет, которые Игорь Петрович отдал сельской больнице, принесли немало перемен. Из скромной лечебницы больница превратилась в современное многопрофильное медицинское учреждение. Но главное, чего удалось добиться Игорю Петровичу – изменить само отношение к понятию «сельский врач».

Игорь Петрович Чулков считал, что уровень медицинского обслуживания на селе ни в коем случае не должен вызывать в сознании пациента сознания некоей ущербности от того, что его лечат в деревне. И это были не просто слова. Лечиться именно здесь, в Ясной Поляне, у доктора Чулкова, многие считали большой удачей. Ему верили – а это одно из главных профессиональных достоинств любого врача.

Приехал он в Ясную, как и положено фронтовику, военному хирургу, закончившему свой боевой путь в Берлине, в старой гимнастерке и армейских сапогах. Представить тогда, что эти развалины, называемые больницей, ждет всесоюзная слава, можно было только при очень богатом воображении. Вместе с женой и маленьким сыном Игорь Петрович поселился в простой крестьянской избе, и с энтузиазмом принялся за новую работу.

К тому времени в Ясную Поляну привезли 700 истощенных, обессиленных войной костно-туберкулезных больных, которые срочно нуждались в помощи. Однако фронтовому ли доктору на это жаловаться? Вновь, как и на фронте, Чулков почти не отходил от операционного стола, проводил операции и днем, и ночью.

Примерно через месяц приехал навестить Александр Александрович Вишневский – его учитель. По просьбе Чулкова, московский профессор осмотрел нескольких больных, высказал свои рекомендации. Вишневский приезжал еще несколько раз, после чего и родилась идея – создать в Ясной Поляне филиал института хирургии. Решение это было выгодно и больнице, и самому институту, до которого, казалось бы, из Ясной Поляны никак не допрыгнуть. Но идеи Вишневских в то время все чаще стали подвергаться критике, в частности, методы местного обезболивания. Вишневского и его учеников обвиняли в том, что они фактически запретили использование общего наркоза в медицине, и во многих других явных и выдуманных грехах. Хотя институт Вишневского по-прежнему оставался во многом законодателем направления развития в отечественной хирургии. Вишневский, например, одним из первых медиков применил в лечении туберкулеза хирургическое вмешательство, что затем часто использовал и его ученик – Игорь Петрович Чулков.

Но прежде всего была сельская больница – медсанчасть совхозов «Яснополянский» и «Ломинцево», обслуживавшая пять медпунктов и обеспечивавшая помощью около десяти тысяч жителей окрестных населенных пунктов.

Да, сюда приезжали оперировать прославленные хирурги, это было наглядным показателем успешности работы. Но при этом, особенно в первые годы, хватало черновой работы, и надо было завоевывать немалый авторитет, чтобы требования врача, который напрямую не имеет власти ни над руководителями совхозов, ни тем более над партийным начальством, соблюдались, к ним прислушивались.

Сколько сил и нервов было истрачено на то, чтобы на селе свои же начальники относились к людям внимательнее, с сочувствием.

«Приезжает Чулков на поле, встречает свою пациентку, которую он лечил от радикулита, – описывает одну из весьма характерных сцен газетчик.

– Опять проклятая хворь одолела, – жалуется женщина, поднимаясь с сырой земли.

– Не бережет себя, только и всего, – оправдывалась администрация, забыв, что давала обещание заботиться о таких рабочих, выдавать специальные маты».

То есть речь даже не шла о том, чтобы людей с радикулитом перевели на более подходящую работу, не заставляли кататься по сырой земле. Хотя бы создали человеческие условия труда.

И так во многом.

Грязь. Антисанитария. Сквозняки. Холод. И не в одном каком-то селе, а везде.

«Легче получить уникальную аппаратуру в Москве, чем упросить, чтобы переложили печку в Головеньках. Сделать сложную операцию проще, чем добиться, чтобы выздоравливающего перевели на легкие работы», – сетовал Чулков.

Однако при этом яснополянская больница одной из первых в стране и первой в области перешла на цеховой метод обслуживания сельского населения по типу медико-санитарных частей промышленных предприятий. Каждый врач отвечает за свой участок — отделение совхоза. Добились снижения потерь рабочих дней за счет госпитализации травмированных, усиления диспансеризации, профилактической работы и санитарной пропаганды. Созданы санитарные посты, уголки здоровья, аптечки. Как все просто выглядит на бумаге – диспансеризация, уголки здоровья, аптечки, и как все сложно было в реальной жизни. Сложно пробивать равнодушие, начальственную черствость. Очень сложно что-то доказывать людям, которые даже не видят большой беды в том, что больные радикулитом вынуждены лежать на сырой земле, да еще сами при этом оказываются виноваты.

Большинство лечебно-профилактических мероприятий в больнице старались проводить зимой, понимая, что в остальное время года у селян и без того предостаточно забот. Система профилактики охватывала бригады, фермы, школы. Раз в месяц врачи-терапевты выезжали на свои участки для приема больных. Раз в год работники совхозов проходили профилактический осмотр. Данные анализировались и передавались на обсуждение руководства совхозов.

Игорь Петрович рассуждал в газете «Сельская жизнь» о роли сельского врача.

«Когда вдумаешься в это, невольно поражаешься тому контрасту, который образовался за последние пять-десять лет в квалификации врачей в технической оснащенности больницы. Сельский врач завоевал себе право лечить сложнейшие заболевания, причем на самом высоком профессиональном уровне. Страдающих тяжелым недугом, как правило, уже не отправляют в город: нет необходимости. Больше того, мы сами принимаем на лечение больных из Тулы из других районных центров области.

Такие перемены принесла жизнь. Сельскому врачу верят, это многое значит. В каждой успешно проведенной операции – несомненно, личный успех хирурга. Но при этом всякий раз ловишь себя на мысли, что удачная операция — это еще успех всей больницы, целого коллектива врачей, сестер, нянек, всего направления нашей обшей работы. Стало быть, больница на верном пути».

"Сельскому врачу верят, это многое значит"

Игорь Петрович считал, что какой бы самой новейшей аппаратурой ни пользовались в больнице, и что бы ни предпринимали врачи для профилактики и лечения заболеваний, сельская больница все равно останется сельской, со своими особенностями, традициями. И очень многое значит непосредственное общение со своими подопечными, с руководителями хозяйств.

«По моему убеждению, сельская больница должна быть оснащена никак не хуже городской и уровень медицинского обслуживания здесь ни в коем случае не должен вызывать у пациента сознания некоей ущербности от того, что его лечат в деревне, – призывал он. – Это не только большой социальный вопрос. Для любого врача – и в профессиональном, и в нравственном смысле – просто необходима возможность использовать самые современные методы лечения и на деле убеждаться в их эффективности. Вспомним в этой связи слова: «Странно читать, что рана князя (Андрея), богатого человека, проводившего дни и ночи с доктором, пользовавшегося уходом Наташи и Сони, издавала трупный запах. Какая паршивая тогда была медицина!» Эта горькая фраза принадлежит профессиональному врачу ­А. П. Чехову… Надо ли говорить, что и для больного вовсе не все равно, кто его лечит, как его лечат и какова репутация больницы. Вот почему мы стремимся оснастить ее самым современным оборудованием».

Сколько же надо было приложить сил, чтобы доказать: и на периферии можно заниматься научной работой, и в сельской больнице могут работать настоящие специалисты. Более того – именно здесь они крайне необходимы.

«Условия работы сельского врача, на мой взгляд, и предполагают более высокий уровень, – рассуждал он уже в восьмидесятые годы, когда в стране началась перестройка. – Сельский врач должен уметь и знать больше, чем городской. Не у всех есть такие шефы и такая телетайпная связь, как у нас. И еще хотел бы добавить: к нам, в село, должны ехать по-настоящему преданные люди, которые не отступят ни перед какими трудностями, которые примут больного и придут к нему на помощь в любое время, как это делали Д. П. Маковицкий и земский врач А.П. Чехов. Думаю, что, размышляя о человеческом факторе, мы не должны забывать о том, что сельский врач находится в особых условиях и надо больше заботиться о его быте».

Коллективу больницы при Чулкове было присвоено звание коммунистического – очень высокая оценка по тем временам. А вскоре и сам Игорь Петрович получил высшую награду страны – звание Героя социалистического труда с вручением ордена Ленина и медали Золотая звезда. Произошло это в феврале 1969 года. После того, как стало известно о награде, Чулков получил около полутора тысяч поздравительных писем и телеграмм.

И. П. Чулков и коллектив яснополянской больницы с актерами М. Булгаковым и популярнейшим Леонидом Харитоновым

Он вообще пользовался большой народной любовью. Люди обращались за помощью когда болели – как к доктору, и когда в квартире был неисправен водопровод, или по другим житейским неурядицам – уже как к депутату районного и областного советов. И он звонил кому надо, пробивал, вызывал помощь… Потому что привык так жить – чувствовать людскую потребность в нем. Хотя и ворчал иногда: «Что я вам всем – муж, что ли»?

Какая еще сельская больница может похвастаться тем, что любой человек в области, если с ним случится несчастье, будет рад лечиться именно здесь, именно у Чулкова, доверяя ему безгранично. Потому что уверены: в Ясной Поляне исцеляли самых безнадежных.

Комментарии для сайта Cackle