• Курсы валют:
      USD 58.79
      EUR 56.17
10.11.2020

Тульский дворянин Дмитрий Павлович Вальцов. Першиская охота и ее создатель

Першинская усадьба

 

В 1913 году в России был издан труд «Першинская охота. Охота с борзыми и гончими». Книга эта и до сих пор, хотя прошло более ста лет, считается фундаментальной. По ней учатся основам охоты не только начинающие, но даже те, кто считает себя весьма искушенным охотником. После долгого перерыва она была переиздана в 2003 году.  

Автор этой работы – тульский дворянин Дмитрий Павлович Вальцов. Родился он в Каширском уезде, на тот момент это была Тульская губерния, по новому стилю 10 ноября 1850 г. Был управляющим имениями Великого Князя Николая Николаевича, дяди последнего русского императора. Дослужился до чина, равного генерал-майору.  Першинская охота, организатором которой был Вальцов, по мнению современников превосходила по своему оснащению даже Гатчинскую охоту Николая II. 

Имение в селе Першине Алексинского уезда Тульской губернии было приобретено Великим князем Н. Н. Романовым в 1887 г. «В 30-ти верстах от города Тулы на запад, верстах в 4-х от большой старо-калужской грунтовой дороги, на возвышенном берегу реки Упы широко раскинулась красивая усадьба Першинского Его Императорского Высочества Великого князя Николая Николаевича имения», – описывал эти места сам Вальцов. До этого усадьба несколько раз меняла хозяев. А вообще было основано во времена императрицы Екатерины II, тогда же здесь поставили двухэтажный дворец, обновили построенный по соседству еще в 1696 году храм во имя Казанской Божией Матери.

{Д.П.Вальцов

 

В результате селекционно-кинологической и организационной работы при активном участии Д. П. Вальцова в Першино была создана знаменитая на всю Россию и за рубежом Першинская псовая охота – единственная в то время псовая охота в России в таком масштабе. Сюда за элитными охотничьими собаками приезжали люди из многих стран Европы, и даже из США.  

Особенности национальной русской псовой охоты в том, что она всегда была комплектной – состояла из комплекта, включавшего в себя 5-12 свор борзых (20-36 собак), стаю гончих (18-40 собак), а также ловчих, борзятников (с борзыми), выжлятников (с гончими), заездных (старшие над борзятниками), доезжачих (старшие над выжлятниками), стремянного (отвечающего за борзых своры хозяина охоты), нескольких чернорабочих-псарей, специального обоза для «отъезжих полей» – то есть огромное количество обслуживающего персонала.  

В комплект Першинской охоты кроме борзых входила славившаяся на всю Россию багряная стая гончих, отличавшихся злобой и работавших по волкам.  

Здесь выводились лучшие собаки породы русская псовая борзая – приближенные к идеалу, как считал Дмитрий Павлович. Да так оно и было на самом деле – практически идеальные. Першинские крови поддерживались молодняком – постоянно в охоте было около 100 щенков, преимущественно борзых и гончих. Всего в имении было 365 собак, в числе которых 125 русских псовых борзых, 15 английских борзых – грейхаундов и две стаи гончих по 45 собак в каждой.  

Это было настоящее собачье царство, где по дорожке для гостей посворно выводили охотничьих собак, а зрители восхищенно любовались ими с нижней террасы. Першинские собаки участвовали и неизменно занимали призовые места в различных выставках и показах («садках») работы собак на скорость по зайцу и умело осуществляли их разведение. 

По словам Вяльцева, «старый, всеми уважаемый ныне покойный, псовый охотник Николай Аркадьевич Болдарев справедливо называл Першино Охотничьей академией».  

Для борзых собак построили девять каменных домов с комнатами и кухнями, выгулами, псарные дворы для гончих, больницу для собак и лошадей. Старые собаки находились на содержании до смерти. А когда умирали, их хоронили в отдельной могиле и устанавливали чугунную плиту с указанием даты рождения, когда пала, кто родители.  

В Першинской охоте разводились также кабардинские и полукровные английские верховые лошади для преследования зверей во время псовой охоты, а также другие животные: стадо крупного рогатого скота швицкой породы, породистые овцы, арденские рабочие лошади, породистая птица. Вальцов отмечал, что Першинское имение и кроме псовой охоты представляло интерес как рассадник кровного животноводства.  

В окрестностях усадьбы были устроены волчатник площадью 10 гектаров, с тремя прудами, зайчатник площадью около 30 гектаров и фазанник, расположенный на площади более 50 гектаров. В волчатник привозили волков, затравленных осенью борзыми собаками по окрестным лесам. В зайчатнике содержалось около трех тысяч зайцев, регулярно завозимых сюда из Сибири. В фазаннике постоянно поддерживалось не менее двух тысяч фазанов. 

Вальцов пишет о том, что для перевозки людей, лошадей, собак, палаток, кухонь, экипажей и всего остального к месту охоты использовался специальный поезд, состоявший из 42 товарных вагонов, включая два пассажирских первого и второго классов. Сам Великий князь и его гости прибывали отдельным поездом. В штате охоты был свой духовой оркестр. Все участники были одеты в специально сшитые костюмы. 

Также Дмитрий Павлович рассказывал, что «Першинской Охотой с 1887 года по 1913 год затравлено зверя 10 076 штук, а именно: волков – 681, из них 56 матерых, лисиц – 743, русаков – 4636 и беляков – 4 026». 

С началом Первой мировой войны Першинская охота постепенно стала распродаваться – содержание комплектной охоты очень затратное дело. К тому же Великий князь Николай Николаевич был назначен Верховным главнокомандующим Русской армией и постоянно находился на театре военных действий. Даже на фронте при нем были несколько любимых борзых собак.  

Д.Валцов за мольбертом. На заднем плане Великий князь Н. Н. Романов. Человек в белом кителе неизвестен

 

Вальцов после революции эмигрировал из России и жил во Франции. Занимался охотничьим собаководством, выступал судьей на выставках и состязаниях борзых собак. Дата смерти неизвестна.  

В соответствии с декретом «О земле» Першинская охота была ликвидирована. Большая часть борзых оказалась в Чехословакии, остальных собак разобрали местные крестьяне.   

В бывшем имении великого князя Н. Н. Романова в 20-х годах размещался государственный конный завод народного комиссариата земледелия. А во дворце в 1919 г. открыли Першинский музей охоты и быта – первый в России охотничий музей. Стены дворца тогда украшали картины на охотничью тему, многочисленные охотничьи трофеи, портреты породистых собак. 

10 октября 1926 г. музей сократили до четырех комнат, а потом и вовсе ликвидировали. Часть предметов из хранившийся здесь коллекции попала в краеведческий музей. В частности, чучело матерого волка. Но большинство безвозвратно потеряно.  

После ликвидации музея охоты здание приказали разобрать на кирпичи. «Но стены были сложены добротно, отделить кирпичи друг от друга не удавалось, – писали в книге «Имена и судьбы» специалисты Тульского областного краеведческого музея Е. Полозов и С. Немова. – И тогда местным жителям было приказано просто сбросить куски стен в реку Упу. Лишь следы фундамента дворца, посадки кустарников и деревьев да здание церкви напротив напоминают нам об этом памятном месте». 

Брошюра «Дмитрий Вальцов и Першинская охота» была издана в 2010 году и переиздана в сборнике в 2013-м. Так в тульское краеведение вернулось имя человека, который создал уникальное предприятие по меркам не только своего времени, но и нашего ХХI века. 

 

Автор: Гусев Сергей

Комментарии для сайта Cackle