• Курсы валют:
      USD 56.50
      EUR 63.17
03.03.2017

Владимир и компания: золотые руки неслышащих людей

На окраине Тулы, в зоне частных домов Пролетарского района, возвышается громадный дом в баварском стиле. Однако это не прихоть богатея, а необходимые помещения для настоящего многоэтапного производства пластиковых окон, дверей и трикотажа. Мало кто может догадываться, что лишь двое работников здесь — слышащие.

Предпринимателям в наши дни приходится несладко. А глухим — тем более. Их по всей России по пальцам пересчитать. Кризис бьет. Но Владимир Орлов держится на рынке уже более двадцати лет. Его фирма называется «Владимир и Ко». За этим «Ко» - скрываются более 50 настоящих друзей, товарищей — постоянных тружеников фирмы, в число которых входит вся семья бизнесмена. 

Однако не всегда этот огромный дом был таким, а Владимир — успешным и очень занятым бизнесменом. Вписаться в его жесткий график для беседы оказалось не так просто, но, несмотря на свою занятость, он нашел время поговорить с нами и показать свои владения. 

Встретились мы на его территории. Помогала общаться нам его секретарша. Конечно, немного странно было разговаривать с человеком, который практически на тебя не смотрит. Но для общения с неслышащим человеком надо знать жестовый язык, а в Туле обучиться ему негде.

Быть независимым

Владимир родился слышащим, но, будучи годовалым малышом, потерял слух. В 16 лет он закончил Тульскую школу глухих, а через два года получил в училище красный диплом слесаря. За высшим образованием гнаться не стал. К чему науки, когда руки просят дела? 

Попробовал работать обрубщиком на комбайновом заводе. Однако работать «на дядю» не понравилось. Стал продавать книги, прессу, галантерею в поездах, как это часто делают глухие. Но от такого изматывающего и однообразного труда быстро устал, потерял интерес. Нужно было что-то более самостоятельное. Далее — работа таксистом, через год — покупка «Газели». И первые попытки стать бизнесменом: вместе со слабо-слышащим братом Романом они продавали на рынке кофе, чай и всевозможные мелочи. Братьям удивительно везло, заказов становилось все больше. Но купли-продажи Владимиру было мало. Хотелось еще большего. Чего-то своего. Того, во что можно вложить душу и заниматься постоянно. 

Умелые руки нашли себе применение: на месте гаража возле дома возникла мастерская деревообработки. А затем добавилось оборудование для производства пластиковых окон, а также дверей, которое постепенно заняло все рабочее пространство. С заказами снова не было проблем: народная молва разнесла вести об умелых тружениках. Пришлось расширяться, совмещаться с домом, надстраивать этаж, создавать помещения под склады готовой продукции. Дом разрастался.

Дело нашлось и для всей семьи. Брат Роман, с которым начинали бизнес, теперь занимается сбытом товара. Красавица жена Ольга помогает во всем, вплоть до того, что иногда выступает в роли переводчика с заказчиками. Бойкая дочка (тоже Ольга) занимается дизайном. Возможно, тут найдется место и для сынишки, который пока только начал учебу в школе.

 

 

 

 

 

 

 



Помогать в беде

А производство трикотажа — дело случая. Владимир и не помышлял заниматься платьями да блузками, но около 10 лет назад закрылось производство регионального Всероссийского общества глухих, где работали глухие швеи. Женщины обратились к нему с просьбой как-то пристроить их, помочь. «Своих» в беде не бросил. Пришлось создавать швейный отдел, надстраивать еще один этаж. На создание отдела ушел целый год. Для этого как раз и начал расти тогда еще маленький домик. Швеям отошел второй этаж, а затем, когда производство расширилось, они переселились на третий. Трудятся теперь, зная, что тут-то они точно нужны.

Маленький заводик

В каждом помещении этого огромного дома пахнет по-своему: где-то  – деревом, где-то – обрабатывающими смесями, краской или тканями. Все кипит, движется, вибрирует. От выпиливающих станков иногда звук стоит резкий, но рабочие взглянули на меня удивленно, когда я поморщилась и зажала уши. Все приветливо улыбаются, позируют, но не отвлекаются – дело идет, да и начальник рядом. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С плохо скрываемой гордостью Владимир показал нам станки, попросил продемонстрировать одну из работниц, как создается принт на ткани. Принт с чудесными розовыми бабочками быстро нанесли прямо на наших глазах на бархатистый бордовый халат. Владимир объяснил нам, что напечатать они могут что угодно, буквально мой портрет прямо сейчас. Проверять не стали, честному человеку веришь на слово. 

Под ногами ничего не хрустело, никакого мусора тут нет. И это, я уверена, не потому, что к нашему приходу готовились.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Не пафосом, а делом

Предприниматель рассказал нам, что помогает выжить то, что фирма не платит аренду. Дом-то частный. В прошлом году были субсидии из Московского общества глухих. Плюс – постоянные клиенты. Помимо производства, работники занимаются еще и установкой этих самых окон и дверей. Трикотаж продают в ларьках и на рынках с машины. Так что тут идет полный цикл работ. И возможности роста есть. Тех, кто долго и усердно работает, ждет повышение.

Владимир – человек скромный и, подчеркну еще раз, максимально занятой. Во время нашей экскурсии он успевал раздавать рабочим поручения, что-то объяснять, показывать, подписывать какие-то бумаги. Бизнесмен не тратит время на разговоры об успехе, а просто занимается своим делом. 

Сказать, что он живет на работе, – ничего не сказать. Ведь он и его семья живут тут же. Он не знает, что такое отпуск, а про выходные вспоминает крайне редко. Впереди еще столько неосуществленных планов, да еще и команду глухих по футболу к чемпионату готовить надо! Плюс уже все готово для производства мебели: оборудование есть, готов даже цех. Стоит вопрос только с тем, где хранить готовые изделия. Так что дом, возможно, еще вырастет.

Автор: Заббарова Александра