• Курсы валют:
      USD 57.41
      EUR 55.41
27.03.2022

Сила в правде: о Легасове, актерах и искусстве быть зрителем

Весь мир – театр, как сказал один классик, чьи истории о войнах и междоусобицах былого времени вдруг как никогда стали сейчас актуальны. И добавил: весь мир театр, а люди в нем – актеры. И раз так, сегодня не просто Международный день театра, а праздник каждого из нас, коли уж мы все хоть немного, да актеры. А подчас еще и большие артисты.

С недавнего времени вдруг все проблемы наши оказались обнажены дальше некуда. Еще недавно во многом мы полагались на своих якобы друзей из далеких стран, сверяли по ним свои вкусы и приоритеты, но вдруг выяснилось, что в критический момент вовсе они нам не друзья, и надо срочно думать об импортозамещении. Если в экономике хотя бы теоретически понятно, как это делать, то в искусстве, как оказалось, непаханое поле деятельности.

Здесь мы почему-то совсем оказались в плену голливудских представлений о том, что правильно, что нет. А правильно, как можно было предположить, только зарабатывать деньги. Сто долларов вложили – двести получили, это хорошее искусство. Сто долларов вложили, тридцать получили – неправильное. Отчасти логика в этом есть. Зачем тратить деньги на то, что никому не нужно и мало кто смотрит? Но вот, например, «Брат-2», который сейчас опять вышел в российский прокат, и вообще за четверть века своей истории вырастил уже не одно поколение людей, которые по умолчанию цитируют этот фильм в разговорной речи, а своих детей называют Данилами да Даниилами. В свое время в прокате фильм окупил чуть больше половины тех денег, которые были затрачены на его производство. То есть, теоретически, вкладываться в историю, которая всем нам объяснила на много лет вперед, что сила не в деньгах, а в правде, не стоило.

Вот и получается, что искусство для денег и искусство, которое стучится в наши души, совпадают далеко не всегда. Но там, где разговор о душе, о нравственных ценностях, о чувстве собственного достоинства вести разговор о прибыли, наверное, вообще цинично. Сила-то в правде! Сначала надо бороться за откровенный и искренний диалог со зрителем, а уж окупаемость сама придет.

В этом смысле театр – то место, где по умолчанию говорят о великом и вечном не за деньги. И о них, конечно, тоже – например, в пьесах Александра Островского. Но как-то так, что деньги получаются не главное и только высвечивают нам сквозь века человеческие пороки.

В каком-то смысле в российском обществе тоже это поняли. В сентябре прошлого года появилась Пушкинская карта, по которой молодые люди могут теперь бесплатно, за счет государства, посещать театр. На удивление это оказалось невероятно востребовано. В театр пошли даже те, кому это слово прежде снилось только в кошмарных снах. Не просто пошли, а и стало нравиться. В Тульском академическом театре драмы, например, утверждают, что введение Пушкинской карты дало около тысячи новых зрителей каждый месяц!

Это, кстати, старая статистика, когда еще повсюду действовали антиковидные ограничения. Несмотря на непростые обстоятельства, театр, хоть и с ограничениями, продолжал работать. Хотя уже в этом феврале в некоторых городах театры хотя бы на небольшой срок, но закрывались – в Воронеже, например, в Курске, в Волгограде. В Туле же считали, что лучше играть, когда в зале сидит сто зрителей, чем не играть вовсе. Очередная премьера готовилась, когда о снятии ограничений еще только мечтали, – молодежная история «Сережа очень тупой».

При этом вовсю апробировались новые формы работы со зрителем. Открылся дискуссионный клуб с громким названием «Школа профессионального зрителя», который ведет театральный волонтер и блогер Анастасия Демидова. Здесь уже прошла встреча на тему «Искусство быть зрителем» и общение с актерами Игорем Небольсиным и Мариной Борисовой.

В рамках совместного проекта с творческим индустриальным кластером «Октава» состоялось еще одно необычное мероприятие – читка популярной сейчас пьесы Марии Малухиной «Море. Звезды. Олеандр». Ее провели молодые актрисы Елизавета Федоренко и Валерия Климова, а режиссером читки был художественный руководитель ТАТД Дмитрий Краснов. «Море. Звезды. Олеандр» – это трагическая история о молодых людях, вступающих в жизнь, о первой любви, о человеческой совести и о драматическом выборе, который должна сделать для себя героиня. Как выяснилось, даже на таком мероприятии люди очень по-разному воспринимают представленные им события. Но все затронутые в истории проблемы зрителей, особенно молодых, по-настоящему волнует.

И, конечно, театр удивил всех новым своим циклом «Жизнь замечательных туляков». Ничего подобного в России еще нет, и не было. Так что если мы когда-нибудь в другом городе увидим на афише «Жизнь замечательных рязанцев или тюменцев», можем с гордостью добавить: это все придумано и сделано было в Туле.

Первым спектаклем этой серии стала история об академике Легасове «Надо жить» по пьесе Рагима Мусаева в постановке Анны Терёшиной. Вообще, по большому счету, одному из героев ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС Валерию Алексеевичу Легасову даже после смерти по-настоящему так и не воздали должное. Это неправильно, что о таких людях в стране вспоминают только после американского киносериала. Да еще с какими-то дурацкими сценами, как в ликвидаторы люди на тульских шахтах записывались под дулом автомата. Они что тогда ни черта в нас не понимали, что сейчас.

На премьеру приехала дочь Валерия Алексеевича Инга. Высшим ее комплиментом были слова «На сцене я увидела папу». Что подтвердил и заместитель председателя городской общественной организации «Союзчернобыль» Андрей Викторович Коротков: «Внешнее сходство артиста Федотова с Легасовым поразительно. Как будто он сам вышел». И еще сказал о том, что за границей так и смотрят, где у нас что не так произошло. «Мы никогда не злорадствовали, когда у кого-то что-то случилось. Когда была авария на Фукусиме, мы с ребятами сказали, что готовы туда ехать помогать».

Предполагалось, что «Жизнь замечательных туляков» будет чисто молодежным проектом, но вдруг оказалось, что он интересен очень многим. «У нас пять раз прошел спектакль о Легасове, и я знаю людей, которые видели все пять, – рассказал заместитель директора театра по работе со зрителями Алексей Емельянов. – На премьере многие вообще плакали, не могли говорить».

Это когда-то весь мир был театром. Теперь же надо идти к тому, чтобы и в театре был весь мир. Со всем его многообразием, непростыми, иногда неразрешимыми проблемами, драмами и, чего уж там, комедиями. Все то, что нас окружает, что нас волнует или в чем мы хотим разобраться. Мы ведь и сами в этом мире по-прежнему актеры.

Автор: Гусев Сергей

Комментарии для сайта Cackle