• Курсы валют:
      USD 59.25
      EUR 69.65
08.03.2014

Тульский иконописец: «Я получаю удовольствие, а мне еще за это деньги платят»

Корреспонденты «Центра71» продолжают ходить в гости к самым разным тулякам. На этот раз в роли гостеприимного хозяина выступил Юрий Земцов, один из немногих тульских иконописцев

Дом, в котором живет и творит Юрий, находится в глубине тульских улиц. На то, чтобы добраться до него, от ближайшей остановки приходится идти пешком в среднем 20 минут. Неприметные ворота скрывают за собой небольшой дворик с огородом. По всей видимости, хозяин этого дома не стремится к тому, чтобы его жилище бросалось в глаза окружающим.
Обойдя дом и поднявшись по лестнице, попадаю в мастерскую иконописца. Комната мало чем отличается от комнаты любого художника: краски, палитры и ноутбук с выведенным на экран изображением. Единственное отличие: доски, на которых  иконы в различной стадии готовности, лежащие на столе.

Давно ли вы увлеклись иконописью?

- Учась в старших классах средней школе. Один из знакомых, знавший о моем желании научиться этому делу, рассказал о том, что в Туле проводит занятия известный иконописец Сергей Егорович Щербатых. Я решил не упускать такой шанс и 4 года занимался в кружке, который Сергей Егорович вёл в колокольне Всехсвятского собора, а также посещал его иконописный класс в Богородицкой художественной школе. В результате я, обучаясь на Историческом факультете ТПГУ, начал  профессионально заниматься иконописью с 1994 года.

Как ваши родные отнеслись к вашему увлечению?

- Я рос в семье, не лишенной веры, но при этом в нашей семье не существовало молитвенного правила, и икона в красном углу не стояла. Однако мама и дядя поощряли мое увлечение и всячески помогали, доставали обучающую литературу, знакомили с преуспевшими в познании иконописи людьми, коллекционерами. Однажды, в дремучем 1992 году дядя привез мне доску из сербского монастыря, которая на тот момент считалась товаром, дорогим во всех отношениях.

Иконопись для вас является средством получения достатка или духовным увлечением?

- Для меня иконопись – это труд, который приносит удовольствие. Как, кажется,  Борис Гребенщиков сказал «я получаю удовольствие, а мне еще за это деньги платят». Я бы не сказал, что это дарует некое состояние эйфории. Это труд, со своими радостями и трудностями, И все же он приносит намного больше удовольствия, чем неудовольствия. Так должно быть в любой профессии. Что же касается дохода, то мне его вполне хватает. У других иконописцев бывает иная ситуация….

Вы пишете канонические иконы. Чем они отличаются от других?

- В современном понимании  иконопись разделяется на два вида – каноническая и академическая. На мой взгляд, это неправильно, потому что живописные элементы присутствуют и в канонической иконе. В самом общем смысле они отличаются отношением к окружающему миру. Если академическая икона воспринимает его так, как видит глаз и чувствует сердце, то каноническая икона передает мир таким, каким он должен предстать в преображении, в жизни будущего века. Если брать стилистический момент, то каноническая икона ориентирована на искусство от первых сохранившихся икон 6 века до 17 века.

Можно ли оценивать работу иконописца как целостное художественное произведение?

- Можно. А еще можно, как выражение церковного служения, как товар на рынке, выражение ментальности того или иного православного народа и ещё много как…. Объект довольно многогранен и о любой его грани можно говорить довольно долго. Если говорить о художественной составляющей, то каждая икона несомненно является произведением искусства. Два мастера могут нарисовать одну и ту же икону совершенно по-разному. Дело тут в работе с цветом, рисунком, оттенками. Конечно, различия будут незначительными: бровь на 2 миллиметра ниже, черный чернее, синий синее, но все же разница будет налицо.

Должен ли иконописец быть верующим?
- Конечно. Иконописец, по сути своей, является церковнослужителем, несмотря на то, что его канонический статус неясен. Иконопись - это церковнослужение, следовательно, заниматься им должен человек верующий.

Ваша супруга тоже занимается иконописью?
- Да, она параллельно со мной училась в Нижнем Новгороде, в иконописной школе нижегородского братства во имя святого благоверного князя Александра Невского. Она немного позже начала заниматься, но (скромно замечает), достигла больших успехов, чем я. У нее появились поклонники, которые узнают ее руку на иконах.

У вашего стола стоит ноутбук. Он помогает вам в работе?
- Лучший друг иконописца – программа фотошоп. Она помогает писать иконы – хотя бы образец перед собой вывести. Можно построить рисунок и распечатать в определенном размере для перевода на доску. Раньше было сложнее, были подлинники и кальки.

Какие приспособления используются для написания икон?
- Иконы пишутся по старинной технологии, которая остается неизменной уже много сотен лет, исключая применение компьютерной техники. Например, почти все краски готовятся из того, что дает природа. Синий получается из минерала лазурит или азурит. Он толчется в ступе, смешивается с эмульсией из яйца и вина и наносится на икону. Есть ядовитые красители, правда, если их не есть, опасности они не представляют. Также для золочения иконы используется крепкий алкоголь.

Сколько времени занимает написание иконы?
- Все зависит от сложности и размера. Например, пядница, которая помещается в ладони, «пяди»пишется в среднем 4 дня, а самое долгое написание иконы на моем опыте заняло у нас порядка двух лет.

Много ли молодых людей стремятся обучиться этому ремеслу?
- Постоянного потока желающих нет. Но в среднем к нам обращаются 1-2 человека в год. Процесс обучения довольно трудоемок и занимает несколько лет, поэтому с каждым желающим мы разговариваем индивидуально, выясняем, какие цели он преследует и чему именно хочет научиться.

Бывали ли какие-то чудесные случаи, связанные с вашими работами?
- Я что-то слышал про чудеса, дескать, что-то где-то благоухало, где-то миро источалась. Оказалось, просто некачественная олифа потекла. Вообще,  установка на поиск чудес в духовной жизни абсолютна чужда православной Традиции и не считается чем-то важным и полезным. Мое дело – написать хорошую икону, а то, что случилось с молящимся у нее человеком представляет тайну его веры, его духовной истории, пути.


- бывали какие-то неординарные случаи, связанные с вашими работами?
- про чудеса я что-то слышал, но не считаю эти вещи серьезными. Что-то где-то благоухало, где-то мира источалась. Я не разделяю установку на поиск чудес в духовной жизни и не считаю это важным. Мое дело – написать хорошую икону, а то, что случилось с молящимся у нее человеком – это дело этого человека.

 

Автор: Шишкин Константин