• Курсы валют:
      USD 66.43
      EUR 75.39
01.10.2018

Веневцы славились как умелые устроители водяных мельниц

Проект информационного портала "Центр71" "Тула предпринимательская" продолжается. Мы знакомим вас с самыми выдающимися предпринимателями Тульской губернии. Сегодня мы расскажем о веневских купцах Окороковых.


Из архива

Впервые фамилия Окороковых в Веневе встречается в подворной переписи 1643 года, где числится «...пятидесятник стрелецкой Парамонко Сидоров сын Окороков стар, а с ним сын его Артюшка...», он же упомянут в «Дозорной и переписной книге Венева» 1636 года как владелец сожженной в 1633 году войском Крымского царевича мельницы, плативший оброк 3 рубля в год.


Мельница работала до середины 20 века

В окрестностях Венева действовала три водяных мельницы.

С XVIII века веневцы славились как умелые строители и содержатели водяных мельниц не только в Тульской, но и в Рязанской, Тамбовской, Калужской и Московской губерниях. В 1721 г. Евтроп Кириллович Окороков, дед Василия Окорокова, получил в «вечное содержание» от веневского Богоявленского монастыря место у Зарайского моста и выстроил там новую мельницу на трех поставах. Так называемые поставы характеризовали мощность мельницы. На каждый из поставов можно было подключать различные приспособления: не только мукомольный жернов, но и маслобойку или шерстобитку, крупорушку или лесопилку. Мельница имела название «Лубянка». Вскоре Евтроп Кириллович выбыл из Стрелецкой слободы, записался в веневское купечество и расширил сферу своей деятельности, взяв на откуп кабацкие сборы во всем Веневском уезде.

«Сын Евтропа Кирилловича – Иван (1721 – после 1783) на базе отцовской мельницы в 1752 г. организовал парусиновую мануфактуру. Рядом с Мельницей в специальном амбаре был установлен двадцать один ткацкий стан. Причем Ивану Евтроповичу удалось обойти запрет, наложенный указом Сената от 14 марта 1746 г., запрещающий «купцам и разночинцам покупать людей и крестьян», взяв в компаньоны местного помещика Иону Алистарховича Темешева. Помимо полотняной фабрики Иван Евтропович владел в городе двумя лавками. Женитьба на дворянке Тульского уезда Марфе Степановне обеспечила его сыновьям Ивану и Василию (1758, Венев – после 1800) право на получение образования в Московском Императорском университете. Василий Иванович Окороков впоследствии оставил заметный след в издательском деле», - опубликовано в «Летописи тульского предпринимательства».

В то же время в Веневе дела семьи оказались плачевны. В связи с объявленной Манифестом от 26 февраля 1764 года секуляризацией церковного имущества Веневский Богоявленской мужской монастырь был упразднен. Тульская провинциальная канцелярия, разбираясь в собственности монастыря, не облагавшейся налогом, начислила И.Е. Окорокову значительную недоимку, посчитав, что данная привилегия была на него распространена незаконно, поскольку «вечное содержание» фактически было признано арендой. Полотняную фабрику в конце 1760-х годов пришлось закрыть. Мельницей Окороков продолжал управлять до 1785 года, пока Лубянка не отошла в собственность города. Мельница, несмотря на продолжительные споры о праве собственности на нее, благополучно работала на протяжении всего XIX века и в последующее столетие вплоть до 1950-х годов. Сегодня сохранились остатки ее плотины.

Остатки плотины в 1970-х гг.
Плотина мельницы у Зарайского моста.

 

«Василий Иванович Окороков, сын разорившегося веневского купца, обучившись в университете чертежному делу и получив звание землемера, в молодые годы служил в сенатской межевой экспедиции и вышел в отставку в чине подпоручика. В 1788 г. родственник Окороковых веневский купец Александр Артамонович Светушников (1744-1789) способствовал передаче В. И. Окорокову права на аренду типографии Московского университета. Светушников в том же году сам стал арендатором типографии, но, управляя ею очень короткое время, фактически передал типографию в руки Окорокова из рук журналиста, издателя и общественного деятеля Н.И. Новикова», - сообщается в исследовании Д. А. Махеля.

В своей издательской деятельности В. И. Окороков оказался созвучен  культурно-просветительской миссии, а в определенной мере и судьбе Н.И. Новикова, оказавшегося в итоге в опале, а в 1792 году и вовсе арестованного и заточенного в Шлиссельбургскую крепость. Помимо типографии Московского университета, Окороков взял в Москве в аренду еще и сенатскую типографию. В1789-1790 гг. он был связан с петербургским книготорговцем 3. К. Зотовым – человеком, близким А. Н. Радищеву и обеспечивавшим продажу «Путешествия из Петербурга в Москву».

Как было установлено, в типографиях Окорокова перепечатывались «эстампы и книги, клонящиеся к развращению нравов», а также относящиеся «к правлению, а паче к французской революции». В 1793 г. напечатанный в Сенатской типографии Окорокова эстамп с изображением казни короля Людовика XVI послужил причиной полицейского разбирательства, проводившегося под контролем обер-прокурора Сената Н.Н. Салтыкова и главнокомандующего Москвы кн. А. А. Прозоровского. В то время переводчиками в издательствах В. Окорокова работали студенты из университета, которые, вероятно, переводили книги и продавали их тайно «разным людям». Среди студентов-переводчиков, связанных с Окороковым, был И.Ф. Венсович, впоследствии ставший выдающимся физиологом и профессором Московского университета. Автором же возмутительного эстампа оказался находившийся «в отпуске» гравер Петербургской Академии наук.

В Типографиях Окорокова печаталась революционная литература

Предприятие Окорокова было коммерческим, поэтому на допросах в полиции он заявлял, что работает только ради «единой корысти», что было правдой – наряду с неугодной властям литературой   здесь  печатались месяцесловы, поваренные книги, сборники анекдотов и т.п. – номенклатура изданий превышала тысячу наименований. В т.ч. в 1792 г. вышел в свет первый путеводитель по Москве. Окороков вернулся к инициативе Новикова об издании журнала мод и оказался более предприимчив и успешен в данном проекте. Так же, как и новиковское «Модное ежемесячное издание...», окороковский «Магазин английских, французских и немецких новых мод» просуществовал всего год (1791), но имел достаточно большой тираж и фактически стал первым популярным российским журналом мод. Популярности издания способствовала его дешевизна – малый формат, грубая бумага, незатейливое оформление и простые, гравированные на меди и раскрашенные от руки иллюстрации позволяли установить доступную для подписчиков цену. Кроме того, в журнале, помимо модных обзоров и изображений столичных нарядов, помещались стихи, сообщения и новости из Европы. Учитывая, что в разгар Французской революции отечественные газеты крайне скупо сообщали о том, что происходит в Париже, Лондоне или Берлине, у журнала были читатели, интересующиеся не только «употребительнейшими платьями, уборами и нарядами прекрасного пола и кавалеров». Несомненно, Окороков поддерживал связь с родным городом и оказывал влияние на его жизнь. По всей видимости, в 1804 г. веневский купец Дмитрий Егорович Бородин (р. 1758) обращался к своему земляку-издателю за помощью в опубликовании своей рукописи. К сожалению, этот труд с многообещающим для современных исследователей названием «История Венева» не сохранился, а сведения о нем крайне скупы.

О судьбе Василия Ивановича Окорокова после 1800 года на сегодняшний день сведений обнаружить не удалось – он не значится в документальных источниках ни по купеческому, ни по дворянскому сословию – видимо, оставался в разночинцах. Не установлена и дата его смерти.

Д. А. Махель. ОКОРОКОВЫ, ВЕНЕВСКИЕ КУПЦЫ, МУКОМОЛЫ И ИХ ПОТОМОК ИЗДАТЕЛЬ ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ ОКОРОКОВ (XVII – НАЧ. XIX вв.)//Летопись тульского предпринимательства. Тула, 2016. //С. 136-137.

© Материал подготовлен при информационном содействии Центра поддержки предпринимательства Тульской области.