• Курсы валют:
      USD 65.42
      EUR 74.07
16.03.2018

Как один человек может изменить отношение к литературе?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Преподаватель истории и теории литературы факультета журналистики ТулГУ Татьяна Борисовна Богатырёва изменит ваше отношение к литературе навсегда. В арт-площадке «Барабан» проходит цикл ее лекций «Доблесть весёлости».

22 марта состоится уже четвёртая лекция цикла, под названием «Кузнечики и тараканы: от любимца богов к маленькому человеку».

Татьяна Борисовна – человек очень энергичный. Мало кто может так бойко, неуёмно и, главное, интересно проводить далеко не одну пару в день. А если учесть, что помимо этого она ещё читает лекции вне вуза, то можно задаться вопросом, как при такой нагрузке столько успевать?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Период школьной литературы в целом прошёл мимо меня. Учительница была мало заинтересована в преподавании своего предмета: она продавала цветы после уроков. Да и мне было плевать, если честно. Учебники в период нулевых менялись быстрее, чем курс рубля в девяностые. Помню, когда дома я читал заданное произведение, оно нередко заставляло меня заплакать. Плюс мировые шедевры литературы шли максимально депрессивной подборкой: то тонущие кони, то Герасим с Муму… Как итог - со школьной литературой, а тем более, с поэзией, у меня не заладилось.

Поэты казались мне повесами, а их поэзия – унылыми бессмысленными стихами. Плюс принудительное заучивание стихотворений наизусть убило даже призрачную надежду, что я ещё хоть когда-нибудь к ним притронусь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Второй раз с поэзией я столкнулся уже в более зрелом возрасте, когда понял, что нужно сдавать ЕГЭ для поступления в вуз. И старый враг не просто вернулся, он пришёл ко мне с анализом стихотворений! Пресловутому разбору для заданий части «С» я не научился даже с репетитором. Худо, бедно ЕГЭ я сдал, даже понял, что Маяковский в целом ничего, но желания читать поэтические произведения в стихах у меня не появилось.

 

От ненависти до любви

Моё третье знакомство с поэзией началось непосредственно в вузе на предмете «Теория литературы». Мне пришлось столкнуться с кучей литературных терминов, в которых я тонул безо всякой возможности на спасение. Зачёт я сдал с пятого раза. Только на втором курсе, когда в студенте видят студента, а не прохожего с улицы, у меня стало что-то выходить. Уже не так сильно мучают терминологией и не так косо смотрят, когда ты сказал что-то неправильно.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Кто бы мог подумать, что после всей ненависти к поэзии, я сам начну приобщаться к этому виду искусства? И даже добровольно пойду на лекции, посвященные рифме. Сначала Татьяна Борисовна Богатырева читала интерактивные лекции (с африканским барабаном) для всех желающих в стенах вуза, но теперь перебралась в арт-площадку «Барабан».

Если Вам хочется начать хоть немного разбираться в поэзии, то «Доблесть весёлости» – отличный вариант скрасить вечер. Этот цикл будет интересен каждому читающему человеку. Предыдущие три лекции были посвящены самим стихам: как правильно их читать и слушать; рифме и значению космоса для русских поэтов.

Лекции, на которые еще можно успеть, называются «Кузнечики и тараканы: от любимца богов к маленькому человеку» и «Как Пушкин рассмешил Баратынского».

Зачем и для кого Татьяна Борисовна стала читать бесплатные лекции в Барабане, мы спросили у нее сразу после одной из лекций.

Осмысленно и беспощадно

Почему вы вообще решили читать лекции вне вуза?

– Дурной пример заразителен. Сейчас все занимаются научно-популярным, а мне это очень нравится. Я бы, может, этим только и занималась. Потому что я не стала учёным, а в вузе должны преподавать учёные, я занимаюсь только небольшими исследованиями. Мне кажется этого недостаточно. В научно-популярной сфере можно развиваться с моим исследовательским багажом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Второе. Я все-таки больше педагог, чем исследователь. И я слишком весёлая, чтобы академически рассказывать про литературу. Тем более мне хочется, чтобы люди, которых я не учу специальности, тоже узнали что-то такое о литературе, что вернуло бы интерес к ней, если они его утратили. Это, наверное, главная причина. Хочется мне, чтобы люди в том числе и классику почитали. Потому что она совсем живая. А я понимаю, что не всегда в восприятии не филологов и восприятии не получающих образование, связанное с литературой, она вот такая живая.

Это была ваша инициатива или «Барабана»?

– Меня нашёл «Барабан», меня нашла Полина (один из организаторов площадки, – прим. автора) и спросила меня, не хочу ли я что-нибудь придумать? А я к этому времени уже кое-что придумала. Я когда-то снималась с детьми TulaTeens. И первая лекция, собственно, их идея: они просили меня рассказать про стихи так, чтобы было интересно. Я рассказала про стихи, это оказалось очень интересно. Там, собственно, ничего нового, это всё школьная программа. Просто некоторые приёмчики и подбор текстов поинтереснее. Потом Анна Александровна Буряковская попросила меня сделать то же самое с рифмой, и я думаю: «Здорово, можно сделать на кафедре крутую лекцию». Тут меня пригласили в «Барабан», и я решила, что лекций не две, а пять. Очевидно, что на моих занятиях мне нравится рассказывать о литературе весело. Впервые это было сделано с детской аудиторией, и мне кажется, это веселье оправдано, чтобы у детей проявился интерес к литературе.

Потом мне предложили сделать то же самое с рифмой. Я люблю научпоп и считаю, что он очень полезен для первого знакомства с предметом. Не для глубокого знания предмета, а для первого знакомства. Ну и так совпало, что мой интерес в области научпопа и «Барабан», который захотел какой-то проект про литературу.

Почему стихи?

– Да вообще ужасно, но я не знаю, почему стихи. Я их страшно боюсь, я их очень люблю и я же в них совершенно не разбираюсь. Но это невероятно интересная штука, потому что они хватают действительность сразу: и тут работает и мысль, и чувство. И это очень интересно. Мне кажется, что такая работа на сопротивление: мне просто предлагают то, в чём я не разбираюсь, и я начинаю в этом разбираться. А подкидывают мне «Бог» и, пусть будет, «мироздание».

Автор: Шевченко Максим