• Курсы валют:
      USD 63.95
      EUR 71.13
24.06.2019

Тина Канделаки: «Красота – это дисциплина»

Тина Канделаки — пример женщины, которая сделала себя сама. Журналист, телепродюсер, основатель ресторана «Тинатин» и собственного косметического бренда AnsaLigy презентовала в «Октаве» свою новую книгу «Pro лицо» и рассказала о своих правилах красоты, питании и мотивации.

Почему я написала книгу?

Все началось с одной простой истории. У меня уже 10 лет есть своя клиника и возможность исследовать все виды косметики и процедур. Идут годы, люди вокруг взрослеют, а я как­то держусь. Начали говорить, что я делаю пластику, всех обманываю. И был один комментарий, который и заставил меня написать эту книгу: «У Вас столько денег, что вы можете позволить себе ухаживать за собой так, как не позволит среднестатистическая россиянка». Меня это так разозлило! С чего вы взяли, что у меня всегда были деньги? И я решила рассказать все в книге.

Когда мне говорят, что красота — это вопрос денег, я отвечаю — нет.

Уход за внешностью — это вообще не про деньги, а про дисциплину. Главное — система. Если вы не начали ухаживать за собой, когда у вас нет денег, то даже когда они появятся, вы все равно за собой ухаживать не будете. Когда я начинала свою карьеру в Грузии, дома не было ни света, ни газа, а мой уход ограничивался хозяйственным мылом, кремом Nivea и тазом с водой. Но уже тогда я системно полоскалась в этой воде и ухаживала за собой. Сейчас я делаю это так же регулярно, просто совсем другими средствами и в других условиях.

То, как я сейчас выгляжу, на 60% зависит от прикуса.

Только потом идет уход, инъекции, аппараты и т. д. В книге есть глава про брекеты. Не многие заметили, но я в них ходила 2,5 года. Дело в том, что из­за неправильного прикуса меняются черты лица. Я до сих пор сплю в капах и везде их с собой вожу. Это отличная возможность расслабить мышцы лица. Поэтому если у вас появились деньги, которые вы готовы потратить на красоту, — в первую очередь сходите к ортодонту.

Мой косметолог говорит, что лицо заканчивается ниже груди.

Так что все, что вы делаете вечером для лица, автоматически делайте для шеи и груди. Дальше тоже надо мазать, но уже другими кремами. Мне повезло с генетикой, и эта зона у меня в порядке. А так есть инъекции для шеи, которые отлично разглаживают морщинки. Прикус, опять же, влияет и уход, конечно.

Питание и питьевой режим отражаются на коже.

Я питаюсь три раза в день, предпо­ читаю есть меньше сладкого и не употребляю продукты с глютеном. Настолько к этому привыкла, что хотите верьте, хотите нет, но у меня нет срывов. Это же все, на самом деле, не про голод, а про голову.

Я — жаворонок, и самый главный для меня прием пищи — завтрак. Он должен быть огромным!

Например, покупаю в пекарне безглютеновый хлеб, беру два куска, режу каждый на четыре части, помидор — на десять, огурец — на восемь, добавляю яйцо, слабосоленую семгу, листья салата. Главное, чтобы визуально всего было много! После такого завтрака часа четыре есть не хочется. Обед уже чуть меньше, где­то 150 гр. Рыбные котлеты или кусок рыбы, овощи, твердые сорта макарон, чуть­чуть сыра. На ужин — любые морепродукты. Мясо не ем уже 20 лет. Кофе — до 15:00, до 12:00 — капучино на миндальном молоке — обожаю его! Есть я заканчиваю в 18:00. Если при таком режиме хотя бы три раза в неделю делать упражнения с собственным весом, для этого не нужен ни зал, ни тренер, вы сами увидите эффект! Я жуткая сладкоежка и вообще очень люблю вкусно поесть, неплохо готовлю сама. Выросла на хачапури, хинкали и сациви, вы меня понимаете (смеется). Поесть я люблю. Но, к сожалению, это мгновенно отражается на фигуре. Как этого избежать, обязательно расскажу в следующих книгах.

Книга «Pro лицо» — одна из четырех задуманных.

Вторая будет про тело. Третья — про эмоциональный интеллект — это часть личной гигиены, поскольку ухаживать за собой нужно и внешне, и внутренне. Четвертая — «Голосуй за себя» — о самомотивации. Хочу написать о том, как не останавливаться вообще. Для таких людей, как я, остановка — это смерть. Если я не развиваюсь, мне становится неинтересно.

У меня всю жизнь были комплексы, связанные с внешностью.

Я помню себя маленькой — грузинская толстая девочка в русской школе для детей военных, где было полно высоких русых красавиц с косами и голубыми глазами. Примерно до десятого класса я вообще никогда никому не нравилась и была для парней той самой «подругой», которая «товарищ».

Мне 43 года, и лишь 10 лет назад кто­то более­менее признал, что я вообще могу претендовать на какие­то внешние данные.

Когда я начинала корреспондентом на телевидении, я все время хотела ворваться в кадр, а Борис Гурьевич Зосимов говорил: «Снимайте только ее руку! Это же невыносимо! Этот говорок, эта внешность, этот нос! Канделаки, работайте на радио!». И дальше у меня в жизни было столько случаев, когда мне говорили, что у меня ничего не получится. Угомонитесь и сядьте, где сидите. «Женщина на спортивном телеканале? Да вы что!». Если мне не сказали, что у меня не получится — день прожит зря (смеется).

Я человек про экстрамилю.

Экстрамиля (go the extra mile — не ограничивайся этим, делай все возможное (перев. с англ.)) не связана с деньгами, она связана с потолком. Я всегда говорю: «Давай захватим мир». Даже если мы его не захватим, по пути как минимум будет интересно.

Фото: Егор Конабевцев