• Курсы валют:
      USD 58.22
      EUR 69.26
17.02.2017

Через огонь, воду и советскую власть: как выживала тульская церковь Николы за валом

С первого взгляда на Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери и Святителя Николая чудотворца («Николы за валом») на ул. Пионерской сложно понять, что она собой представляет. Кажется, это один из старых домов Тулы с незаурядной архитектурой. Настолько она не вписывается в обычное представление о том, как должна выглядеть церковь. Выдают храм лишь пара незаметных икон на фасаде. 

Конечно, впечатление это обманчивое. У церкви богатая и сложная история, которая била и меняла ее. Она подвергалась перестройкам, наводнениям, пожарам, а что было в советское время… Настоятель храма, протоиерей Матфей Валуев рассказал нам об удивительной истории храма. Именно он занимается этим непростым делом – восстановлением церкви.

 

 

 

 

 

 

 

 


Перипетии с названием

Что же это за таинственная приставка: церковь Николы «за валом»? Во-первых приставка отличала эту церковь, названную в честь Николая Чудотворца от других одноименных в Туле. Во-вторых, так уж получилось, что храм, построенный около 1703 года, находился в болотистой местности, за зеленым валом. Вал находился на противоположной стороне улицы современной Советской. Сейчас его, конечно, давно уже нет, но раньше он служил своебразным ориентиром для туляков. Иногда храм называют «церковь, что в Пальцевской слободе», по купеческой фамилии, а также величают Владимирской, по Владимирской иконе Божией Матери.

Состоит она из нескольких приделов (пристроек для дополнительного алтаря), по которым нас провел протоиерей. Приделы в грустном состоянии. Кроме единственного, на первом этаже, где сейчас проводятся службы. 

Во времена возведения церкви активно помогали купцы. Их фамилии стерлись в ходе истории, но в летописи церкви они вписаны навсегда: Федуркин, Губин, Дружинины, Ксенофонтовы, Пальцовы и Сабинины. Сейчас же стоит острая проблема – финансировать церковь никто не хочет. Протоиерей сам развешивал повсюду объявления, давал информацию в СМИ. Желающих нет. Все работы выполняются из кармана прихожан и из церковного фонда.

«Источников финансирования мы не нашли. Государственные источники ограничены. Люди бизнеса этим не интересуются. А деньги прихожан всего не решат. Учитывая состояние и объем работ, невозможно собрать нужную сумму с простых людей. Пока мы просто пытаемся обеспечить нормальные условия для богослужения».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Через огонь и воду

Из-за чего же невозможно узнать в церкви церковь? Все просто. До революции тут была колокольня и купол. Но в советское время и то и другое спилили, а также полностью разграбили и разгромили церковь внутри. Старая колокольня вмещала в себя семь колоколов, самый большой из которых был отлит в Москве в 1794 году и весил почти две тонны! Теперь восстановить внешний вид можно лишь по одному-единственному сохранившемуся рисунку, сделанному в конце 19 века. И то это грозит неточностями.

Однако еще до прихода большевиков храму «доставалось».

Из-за близости к Упе церковь постоянно подвергалась наводнениям. Самое, пожалуй, сильное и разрушительное произошло в 1800 году. Нижняя церковь была полностью залита. Вода снесла увесистый престол. Что уж говорить о чисто косметических повреждениях. 

Да и пожары случались. Так, однажды сильнейший пожар приближался к ней со стороны улиц Никитской и Николозавальской (ныне улицы Староникитская и Войкова). Пламя пожирало все на своем пути, а головешки его уже долетали до церкви, готовые разжечь пламя и в ней. Но, согласно преданию, священнослужители вынесли иконы и часть омофора (принадлежность богослужебного облачения епископа, прим. ред.) святителя Митрофана и начали молиться. Вдруг случилось чудо. Ветер подул в другую сторону, и пламя повернуло к полю. На месте же, где шла молитва, была построена часовенка, в которой по праздникам проходила служба. Которую полностью уничтожили при советской власти.
Везение или провидение?

К концу 19 века некоторые помещения церкви сдавались внаем, а вырученные деньги шли на содержание нищих. Их было около 20 человек. В церкви работала школа. Жизнь кипела. Но… Времена поменялись. Вернее, поменялась власть. Церковь закрыли в 1924 году из-за якобы неисправного состояния, грозящего обвалом шпиля. Было приказано «поручить Административному отделу ликвидировать Владимирскую церковь, доведя об этом до сведения Наркомюста и Наркомпроса. Из церкви приказали изъять и предметы, представляющие из себя художественно-историческую ценность. Иными словами, храм подвергся жестокому разорению и осквернению. Но все-таки его не уничтожили, хотя и собирались. Помог, опять же, случай. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Архивные документы ликвидированных учреждений, которые занимали огромные площади, было негде хранить. А машина с бумагами остановилась как раз около церкви. Было решено сгрузить все в нее. Так церковь стала государственным архивом в 1924 году. Это и спасло ее.

Для обустройства архива на полу положили асфальт, могилу священнослужителя, личность которого теперь не удается установить, разграбили, но зато в помещении регулировали влажность для хранения бумаг. 

Тяжелая судьба у храма. Но история продолжается. Сто лет церковь не выполняла свои функции. А сейчас в ней медленно, но верно идет ремонт. Пока лишь главный придел на первом этаже приведен в порядок. Зайдя в церковь, вы сразу увидите его. Стены и потолок оштукатурены и побелены. Пола пока нет. Залит бетоном. В помещениях рядом выкрашенные в убогий казенный бело-зеленый цвет стены. Кругом строительные материалы, мусор, грудой лежат кирпичи. На проводах болтаются лампочки, вопрошающе стоят стремянки. На потолок, как и на пол (которого просто нет) смотреть страшно. На второй этаж не зайти – состояние чересчур аварийное. Протоиерей Матфей говорит, что до восстановления росписей, которые хранит таинственный второй этаж, еще так далеко, что он пока и представить себе этого не может. А росписи первого этажа если и были, то безнадежно утеряны.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Но он радуется: 8 сентября 2014 года, в праздник Сретения Владимирской иконы Божией Матери, была совершена первая Божественная Литургия. С тех пор в церкви еженедельно и по праздникам проводятся службы. И люди сюда ходят. Мало, но ходят.

И ведь это не единственная церковь в таком состоянии. Протоиерей заверил нас, что есть церкви в Туле и «пострашнее». Что же тогда происходит там?

Автор: Заббарова Александра