• Курсы валют:
      USD 64.21
      EUR 70.68
04.11.2019

День народного единства: история праздника

4 ноября наша страна будет отмечать День народного единства. Праздник был установлен в честь полного разгрома бойцами народного ополчения, возглавляемого Кузьмой Мининым и кн. Дмитрием Пожарским, польских интервентов в 1614 году, что ознаменовало окончание Смутного времени. Естественно, к празднованию Дня народного единства присоединяться и туляки.

Впервые празднование этого события, как осенний день Казанской иконы Божией Матери, установил царь Алексей Михайлович в 1649 году. В современном виде праздник был возрождён в 2005 году. Тогда, в ряду состоявшихся в Туле мероприятий, был и районный фестиваль творчества детей с ограниченными возможностями - «Мы воспринимаем этот день как праздник добра и любви, заботы о ближних, поддержки нуждающихся».

Смутное время — название исторического периода в истории России, знакомое каждому туляку. А что это было за Время? И что тогда переживала Тула?

В последние годы правления царя Ивана IV Грозного в России начал набирать обороты экономический кризис, который современники называли «Порухой». Его основными причинами историки считают затянувшуюся Ливонскую войну, на ведение которой уходили значительные средства из государственного бюджета и переселение крестьян в Среднее и Нижнее Поволжье, что привело к нехватке рабочей силы.

28 марта 1584 года царь Иван IV Грозный скончался. Новым царём стал его сын Фёдор I Иоаннович, известный так же как Феодор Блаженный. В его правление завершился перенос оружейного производства из Дедилова в Тулу — в 1595 году был издан царский Указ «О выделении в Туле особой Кузнецкой слободы и переселении из Дедилова в Тулу 27 кузнецов-оружейников». В действительности количество специалистов, задействованных в изготовлении деталей, узлов и собственно самого оружия, было намного больше. Так было положено начало легендарной Оружейной слободы в Заречье.

Так как Фёдор I Иванович не оставил потомства, после его смерти в 1598 году, правящая династия Рюриковичей пресеклась. Так началось Смутное время.

На русском троне сменяли друг друга: жена Фёдора I царевна Ирина (дочь Бориса Годунова), собственно сам Борис Годунов, его сын Фёдор II, Лжедмитрий I (самозванец, выдававший себя за чудом спасшегося царевича Дмитрия, сына Ивана IV Грозного), Василий IV Шуйский. И вот объявился новый самозванец — Лжедмитрий II...

Смутное время накрыло и Тулу...

Как и повсеместно тогда в России, в нашем крае царили голод, разруха, неустроенность. А к 1607 году дошла и война, бывшая фактически гражданской.

В первой половине 1607 году состоялись битвы под Венёвом, под Дедиловым и под Тулой. Противоборствующие стороны — правительственные войска и повстанческая армия под предводительством Ивана Болотникова, поддерживающего Лжедмитрия II, состоявшая из восставших крестьян, казаков и дворян. Эти сражения завершились успехом для болотниковцев.

15-17 июня 1607 года на реке Восьме (современный Ясногорский район, местность недалеко от впадения р. Восмы в р. Беспуту) произошла битва повстанческого войска Ивана Болотникова и правительственных сил царя Василия IV Шуйского. В начале баталии «удача войны» была на стороне Болотникова. Повстанцы имели численное преимущество, их арсенал включал в себя огнестрельное оружие и артиллерию. В рядах болотниковцев состоял немецкий автор книг о Смутном времени Конрад Буссов, который позже значительное время жил и в Туле. По его записям «победа бы осталась за повстанцами, если бы тульский воевода по фамилии Телятин не изменил бы со своим 4-тысячным отрядом Болотникову и не ударил бы неожиданно по его войску». В тыл болотниковцев тут же неожиданно зашли рязанские отряды Прокопия Ляпунова, что посеяло в повстанческом войске панику и заставило его бежать с поля боя назад в Тулу.

Царь Василий IV Шуйский отправил к Туле три правительственных, а также Каширский и Рязанский полки, во главе которых поставил 22-летнего воеводу кн. Михаила Скопина-Шуйского, который уже в этом возрасте снискал себе славу талантливого полководца.

Так началась осада Тулы, продлившееся четыре месяца.

Ловко и умело используя топкость местности и расположенные в окрестностях Тулы засеки, болотниковцы длительное время не подпускали дворянскую конницу к городу. После одного из крупных сражений только стрелецкие отряды смогли наконец оттеснить повстанцев в Острог (деревянная крепость по полукольцу современной ул. Советской) и Тульский кремль.

Вскоре к городу подошла правительственная армия во главе с царём Василием IV Шуйским.

Современное Заречье, улица Октябрьская. В XVIII в. это была Московская (так же Серпуховская или Каширская) дорога, ставшая затем улицей Московской, которая в начале XIX в. будет переименована в Миллионную, так как её население состояло преимущественно из олигархов того времени. Возвышенность между магазином-музеем «Тульский пряник» и Московской Заставой. В XVII в. эта местность, поросшая тогда краснолесьем (хвойными деревьями) называлась Червлёной горой. В те времена город отсюда просматривался очень хорошо — был как на ладони.

Сейчас здесь кипит мирная жизнь — магазины, кафе, оживлённая магистраль. А более четырёхсот лет назад здесь кипели драматические события.

Именно здесь, на Червлённой горе, являвшейся тогда дальними подступами к Туле, 30 июня 1607 г., расположились лагерем, прибывшие из Москвы, правительственные войска и, в том числе, лично царь Василий IV Шуйский. Вместе с ним была сосредоточена и значительная часть чиновников «центрального государственного аппарата», что превращало этот боевой походный стан фактически и в «выездное заседание правительства».

Перед этим, 12 июня 1607 г., войска под командованием кн. Василия Скопина-Шуйского дали болотниковцам бой на берегах реки Воронки (тогда именовалась Воронья). Боевые действия растянулись практически по всему её нижнему течению — войска Болотникова были расположены от самого устья (район современного Павшинского моста) вплоть до Малиновой засеки (Подгородние Дачи, район современного Яснополянского моста через разлив р. Воронки, на Орловском шоссе).

Сам же Иван Болотоников, тем временем, разрабатывал в Тульском кремле дерзкий военный план — воспользовавшись выходом царя, а вместе с ним и значительной части государственных чинов, дворян, бояр и воевод, из Москвы направить своё войско на белокаменную и, в обход укреплённого Серпухова, захватить столицу. Этот план имел серьёзную стратегическую основу - несмотря на два имевших место друг за другом поражения - на реках Восьме и Воронье (Воронке), войско Болотникова, по свидетельствам современников-очевидцев, ещё представляло собой крупную силу: достигало 20 тысяч человек, на вооружении имелись огнестрельное оружие и артиллерия.

Но походный арсенал правительственных войск был гораздо обширнее. В частности, на Червлённой горе расположись и пушкари, которые ударными темпами обстреливали с господствующей высоты кремль. Правительственные войска и по численности в несколько раз превосходили повстанческие.

За время затянувшейся осады, к осени 1607 г., Василий IV Шуйский потерял контроль над многими городами, в том числе и тульскими: Дедиловым, Крапивной, Епифанью и другими - они были взяты воеводами Лжедмитрия II. Царь вполне обоснованно начал опасаться, что вскоре самозванец со своим войском прибудет на помощь «тульским собратьям по оружию».

Обстрелы и штурмы города шли фактически бесконечно. В окрестностях Тулы того времени — а это современные Заречье, Криволучье, Мясново и Центр — происходили многочисленные стычки и сражения, Отряды болотниковцев совершали боевые вылазки в стан царских войск.

Ни смотря на это, в осаждённой Туле сохранялась достаточно стабильная организация повседневной жизни. Действовали местные структуры власти, в том числе и суд. Благодаря имевшимся и пополнявшимся, при вылазках, продовольственным запасам, провиант у горожан, хотя бы и не в виде разносолов, но был.

Сам же вождь восстания, Болотников, принимает решение не идти пока на Москву, а ожидать помощи в виде подкрепления от Лжедмитрия II. Что оно придёт он не сомневался — ведь в Туле находился и «наследник престола» - «царевич Пётр». В действительности же, это был такой же «царевич», как и Лжедмитрий «царь». Лжепётр, он же Илейко Муромец (настоящее имя Илья Коровин), очередной самозванец Смутного времени, выдававший себя за царевича Петра Фёдоровича (в действительности никогда не существовавшего), сына царя Фёдора I Ивановича.

В начале осени 1607 года продовольственные запасы Тулы и арсенал сильно оскудели. И, хотя даже представители правительственных сил восхищались смелостью и стойкостью осаждённых туляков, но вести боевые действия и просто жить в городе становилось всё более и более проблематично. Из записей того времени: «С Тулы вылазки были на все стороны на всякой день по трижды и по четырежды, а всё выходили пешие люди с вогненным боем и многих московских людей ранили и побивали».

Вышедшая из берегов, в результате осеннего паводка, река Упа полностью отрезала город от внешнего мира, Тула превратилась фактически в заболоченный остров посреди полностью залитой водой равнины. В городе начались болезни и голод. Единственной надеждой осаждённых оставалось подкрепление со стороны Лжедмитрия II.

Однако самозванец не спешил идти на помощь. Чтобы оказать давление на лжецаря, Болотников заключает в тульскую тюрьму «до самого подхода царя Димитрия» князя Григория Шаховского, который с самого начала поддерживавший связь с самозванцем. Туляки и ополченцы начинают всё решительней требовать от Болотникова рассказать правду о «царе», чьё возвращение тот неоднократно обещал.

Болотников и «царевич Пётр» всё время, что продолжалась осада Тулы, вели переговоры с царём Василием IV Шуйским о заключении мира. Что бы ускорить «мирный процесс», царь идёт на тактическую хитрость - по совету муромского помещика Ивана Кровкова, решено было затопить город, чтобы таким образом вынудить осаждённый гарнизон к сдаче. Начинаются работы под руководством дьяков Разрядного приказа на обоих берегах реки Упы по строительству дамбы. Река ещё более выходит из берегов и затапливает город. Продовольствие и боеприпасы полностью приходят в негодность.

Царь Василий IV Шуйский даёт клятву простить всех, в случае сдачи. Болотников открывает городские ворота.

Опасаясь, что живой Иван Болотников снова «примется за старое», тем более, что его многочисленные сторонники просто разбрелись по окрестностям Тулы и остались при оружии, царь вскоре казнит предводителя ополченцев и лжецаревича.

Но события гражданской боевой междоусобицы на этом для Тулы не заканчиваются.

Вскоре в Тулу всё-таки прибывает войско Лжедмитрия II во главе с самим самозванцем. Лжецарь провозглашает Тулу столицей России (!), щедро одаривает туляков — как дворян, так и простолюдинов продуктами, деньгами, оружием, ценными вещами, устаивает в городе нескончаемые пиршества.

После некоторой «передышки» и пополнения своего войска добровольцами, боеприпасами и продовольствием, самозванец, оставляя в Туле своего наместника, выдвигается с войском на Москву.

Смута и междоусобицы продолжались ещё несколько лет, пока ополченцы, под предводительством Кузьм ы Минина и кн. Дмитри я Пожарск ого, не поставили окончательную точку в истории Смутного времени.

Автор: Дмитрий Орлов

Комментарии для сайта Cackle