• Курсы валют:
      USD 62.83
      EUR 70.61
14.05.2019

«Каренины». Премьера в тульском театре драмы

Открывается занавес. Из клубов дыма на сцене появляется Анна Каренина с вуалью на лице и в роскошном кринолиновом платье… Но нет! Вы не увидите этого в авторской постановке Евгения Маленчева, потому что к сегодняшней жизни это не имело бы никакого отношения.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Чувство сопричастности гораздо важнее внешней оболочки, поэтому спектакль основан на подробной психологической проработке и внимательном изучении сложных человеческих поступков и мотиваций.  

Представьте, что в доме напротив живёт своей жизнью обычная семья с такими же проблемами, как и у вас. Анна, Каренин, их сын Серёжа. Вместо исторических интерьеров — обычная квартира, вместо тяжёлых платьев — привычная нам одежда. Ведь и Толстой писал свою историю о современном ему времени.  

СПЕКТАКЛЬ, ВЫХОДЯЩИЙ ЗА РАМКИ 

Если отойти от конкретики и постараться дать какую-то общую характеристику, можно сказать, что спектакль получился кинематографичным, минималистичным, провокационным, неожиданным. Такого зрители тульского драмтеатра ещё точно не видели. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

По замыслу режиссёра, действие в спектакле выходит не только за рамки сцены, но и за рамки театра. Артисты покидают сценическое пространство, но мы продолжим следить за ними. Реальность и сны, документальное и выдуманное, онлайн и архивные записи. Внутри и снаружи дома, комнаты, сада, объектива камеры. 

Акцент сделан на образе Алексея Александровича Каренина (Андрей Сидоренко), что уже необычно. Ведь к чему привык зритель (и читатель)? Что произведение начинается с Анны, и всё действие вращается вокруг неё. Здесь же режиссёр не просто адаптирует роман для сцены, он его переосмысливает и предлагает взглянуть зрителю на происходящие события под другим углом. Пожалуй, никто ещё не уделял так много внимания переживаниям Алексея Каренина. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Актёрский состав безупречен - заслуженный артист РФ Андрей Сидоренко, Полина Шатохина, Андрей Харенко. Как удивительно точно переданы характеры персонажей. Насыщенные, противоречивые, объёмные, как в 3D. Нельзя сказать, кто хороший, кто плохой, но каждый из них вызывает в душе вибрацию и отклик.

«Центр 71» побеседовал с режиссером спектакля Евгением Маленчевым и артистом Андреем Харенко.

ЛЮДИ ПРИВЫКЛИ К КРИНОЛИНОВЫМ ПЛАТЬЯМ

Евгений Маленчев – руководитель независимой театральной компании «Барабан» и режиссер-постановщик Тульского академического театра драмы, где поставил спектакли «По зеленым холмам океана» С. Козлова, «Нахлебник» И. Тургенева, «Дальше будет новый день» Я. Пулинович, «Доходное место» А. Островского и «Укрощение строптивой» У. Шекспира. 

- Как вы решились на этот спектакль? 

- Ставить Толстого, в особенности «Анну Каренину», всегда страшно. Сразу хочется упасть и умереть. Это такая махина, что сразу не понятно, что с ней делать. Но все сложилось: командная идея, пожелание театра, актерские возможности, моя личная заинтересованность. Включился азарт. Оказалось, что это живая, подвижная, отражающая сегодняшний день история. С ней можно и нужно работать. Конструкция романа предполагает историю двух семей - Карениных и Левиных. Между ними в качестве связующего звена выступает семья Облонских. Это как архитектурный ансамбль, в котором существуют две постройки. Но мы решили не брать историю Левиных и сконцентрироваться на отношениях в семье Карениных. Отсюда и название.

Но это все-равно адаптация...

- Когда мы говорим о том, ставить ли классический спектакль или исторический - все это тоже подмена понятий. Сделать классику сейчас невозможно, потому что носить костюмы, которые носили люди тех времён, на сцене практически нереально. Когда мы говорим про так называемый классический спектакль, мы все равно подразумеваем адаптацию. Но люди привыкли, что юбка с кринолином является историческим костюмом, хотя это совсем не так. Это фальшь, на мой взгляд. Уверять людей, что было именно так — довольно лживо. Так что, по сути, все споры относительно адаптации постановки — это только чьи-то личные предпочтения.

Для туляков Л. Н. Толстой — это святое. Не боитесь критики? 

- Зрители очень разные. Любое обобщение в данном случае — это как средняя температура по больнице. Кто-то скажет «наконец-то в Туле появилось что-то хорошее», а кто-то «что же вы делаете с нашей классикой?!». Но я отношусь к этому с иронией. Кому-то до сих пор интересно обсуждать, что можно ставить в театре, а что нельзя. Можно ли адаптировать исторический роман к современности или нет? Для меня это давно решенный вопрос. Найдите хоть одну причину — почему нет, только аргументированную, а не на уровне «мне так не нравится». Я допускаю, что кто-то отнесётся к моей интерпретации, как к кощунству. Но я за то, чтобы люди расширяли кругозор. А какой будет резонанс — посмотрим. Мне было в удовольствие ставить такое масштабное произведение на родине Толстого. Я рад, что творчество Льва Николаевича людям небезразлично, потому что все, чем мы начинаем гордиться, превращается в окаменевшие памятники. Но мы не перестаём разбираться в очень сложном наследии Толстого. И это тоже важно.

ВРОНСКИЙ — ЭТО АРХЕТИП

Андрей Харенко — в Туле гость не частый. Он совмещает работу сразу в двух театрах, московском «ШДИ» и тульском драмтеатре. Харизматичный молодой артист уже успел запомниться и полюбиться зрителям своими яркими ролями в спектаклях «Расточитель», «Доходное место», «Укрощение строптивой».

- Почему ты согласился на эту роль?  

- Женя Маленчев — крутой молодой режиссёр. Это уже третья его работа, в которой я задействован. Мой дебют в тульском театре состоялся в спектакле «Расточитель» (реж. Овчинников), остальные спектакли («Доходное место», «Укрощение строптивой») делал Женя. Удачные постановки получились. С ним хочется работать. Маленчев в Туле — это бренд. У него есть своя публика, которая идёт конкретно на него, на наши спектакли.

Я считаю себя частью команды, которая у нас тут сформировалась. Это, конечно же, артисты, художник-сценограф Настя Бугаева, композитор Фёдор Кондращев, художник по свету Нарек Туманян . Так что чувствуется ответственность перед зрителями, хочется соответствовать ожиданиям, радовать их.

Понятно, что «Анна Каренина» — это материал мирового уровня, классика. Но если в афише указан режиссёр Евгений Маленчев — ожидать кринолиновые платья не стоит. Мы пытаемся осмыслить пьесу именно в контексте сегодняшнего дня. Это история знакома каждому. Если не каждый сталкивался с ней лично, то у всех нас есть родные, знакомые, оказавшиеся в похожей ситуации. То есть ничего нового Толстой не описал, но КАК он это сделал! Так тонко разобрал эту тему, что читаешь, и слезы на глаза наворачиваются. Это действительно очень трогательно, до мурашек. 

- Расскажи про своего героя 

- Само распределение ролей в спектакле — уже авторский ход. Внешне мы не соответствуем тем персонажам, которых играем. То есть тому, какими мы их видим в романе Л.Н.Толстого. Ну какой я Вронский? «Каренины» - история о простых людях, которые живут среди нас. Вронский — это скорее архетип. То есть необязательно красавец из высшего общества, от которого женщины сходят с ума. Это может быть обычный парень. То есть такие перевертыши получаются. Мне кажется, это интересно. Во всяком случае, я даже помыслить себе не мог, что мне доведётся сыграть Вронского. Я, конечно, хорошо к себе отношусь, просто мне казалось, что типаж не мой. 

Акцент сделан на семье Карениных. Алексей Александрович — основной персонаж, мы наблюдаем за его трагедией, как он проходит эту ситуацию. Вронский здесь не занимает такого большого пространства. Это, безусловно, значимая роль, вокруг неё закручивается сюжет. Но такого Вронского зрители точно не ожидали увидеть. 

- Для кого этот спектакль? 

- Для всех. Потому что основа - все равно текст автора. Есть, конечно, какие-то неизбежные сокращения из-за объёма романа, но мы ничего не делаем с Толстым, не добавляем современных словечек, матом у нас никто не ругается. Слова мы не меняем – вот вам Толстой. Дальше идёт осмысление в контексте сегодняшнего дня. 

Я уверен, что и креативщики найдут здесь что-то своё, и приверженцы классики. Мы же ходим в театр, чтобы увидеть происходящее на сцене здесь и сейчас, разделить с артистами энергетику. Другое дело, что кого-то зацепит, кого-то нет. Тут все индивидуально. Каждый зритель найдёт что-то своё, если он открыт для восприятия. Но я думаю, будет удивление. 

Фото: Тульский академический театр драмы

Автор: Анна Жукова