• Курсы валют:
      USD 63.30
      EUR 67.21

Дневник моей бабушки

«Бегите скорее» - кричал кто-то. Женщины шли по полю и гнали скот. Одни из них устремились в лес, а другие стояли на месте и со страхом смотрели в безоблачное небо, на черную точку, с ужасающим звуком приближающуюся все ближе и ближе. Точка приобретала все более ясные очертания, и вот можно было уже видеть, что это – самолет с черным крестом. Он специально летал туда-сюда, пугая без того испуганных женщин и животных.

«Да он издевается над нами!» - с возмущением воскликнула молодая темноволосая девушка девятнадцати лет. Ольга гладила жеребца Акима, стараясь его успокоить.

Сделав очередной вираж, самолет, казалось, замедлил ход, и из него полетели вниз какие-то листы бумаги. Ольга развернула одну из них. «Сдавайтесь!!! Не бойтесь, мы вас не тронем», - гласили листовки. Прочитав, Ольга со злостью скомкала и бросила одну из них.

Там была моя бабушка. Она часто вспоминает этот случай.

Моя бабушка, Жулдыбина Ольга Ивановна, родилась 20 июля 1922 года в Архангельской области, куда ее семья переехала из Тулы, спасаясь от голода. У бабушки было два брата и четыре сестры, одна из которых умерла еще в младенчестве.

Судьба приготовила Ольге Ивановне много испытаний и трудностей: переезд на Украину, отголоски гражданской войны, коллективизация, повлекшая за собой голод, переезд в Калугу и возвращение в Тулу – все это откладывалось в сердце маленькой Ольги. Тогда она не знала, что ее ждет впереди кое-что пострашней всего пережитого.

Во время событий, о которых пойдет дальше речь, бабушка вела дневник, который был утерян, но спустя много лет Ольга Ивановна попыталась воссоздать его. Дальше я поведу рассказ от лица моей бабушки.

22июня 1941

Утром покупала хлеб в кондитерской, когда в репродукторе Левитан объявил о нападении фашистской Германии на СССР. В городе все дома покрасили черной краской, а стекла заклеили бумажными полосками, чтобы не выбило при бомбежке. Всех старшеклассников сразу же мобилизовали на трудовой фронт. меня отправили рыть окопы под Тулой.

Октябрь 1941 года

Немцы заняли Орел, начались налеты и бомбежки Москвы. Объявили эвакуацию. Нам повезло, поезда бомбили, но мы благополучно добрались до поселка Бутиково, где жила моя сестра Вера. Ехали в темном вагоне, чтобы не было видно с воздуха. Чуть позже дошел приказ - немцу ничего не оставлять, хлебные элеваторы жечь, скот уводить. Всю ночь мы резали гусей на дорогу, а утром Рая (3,5 года), Женя (2 года), Люба (17 лет), мама (59 лет) отправились в путь вместе с рысаком Орленком. Нашим проводником был Клейменов Володя – очень хороший человек. Днем проходили всего 5 километров, так как день был коротким. Коровы начали болеть ящуром. Животных, как и людей, мучил голод. Под Каширой стадо накинулось на мороженную капусту, после чего многих пришлось зарезать и отдать армейским частям. Помню, как от мороза на телегах переставали крутиться колеса, как тогда становилось тяжело. Как-то раз ночью, зоотехник Иван Петрович прибежал нас будить. Слышались взрывы, сверкало зарево всего в 20 километрах от нас. Срочно двинулись в путь по дороге, которая походила на грязное месиво.

Конец ноября 1941 года

20 ноября. Уже месяц мы в пути, и неизвестно, что нас ждет впереди. Страшно. Встречаются беженцы из Венева (его заняли немцы 24 ноября), Новомосковска (22 ноября), Алексина (28 ноября). Дошли до Рязани. В городе все спокойно.

Декабрь 1941 года

Точка назначения – Мордовия, а идти еще далеко. Дети болеют и мама. Дошли до деревни Красный холм (Шелуховский район). Председатель пустил нас в дом, стены были покрыты снегом.

Январь 1942 года

400 километров позади. Мы остановились, а скот погнали дальше. Нам оставили Акима – молодого жеребца и корову. Молока она долго не давала, но, в конце концов раздоили до трех литров. Детям хватало. Суп варили без картофеля, чтобы кормить корову.

Май 1942 года

Началась мобилизация на трудовой фронт. Шли пешком до станции Шелухово 18 километров, а потом ехали на поезде до Земново. Рыли противотанковые рвы, очень глубокие, в них набиралась вода, так что приходилось вычерпывать воду ведрами и вытаскивать обвалившуюся от воды землю. Очень уставали, а нас практически не кормили. Кроме как похлебки из лебеды и крапивы, мы ничего не видели. Нас не отпускают домой, хотя обещали десятидневные работы.

Июль 1942 года

Мы еще на трудовом фронте, пилим лес для строительства огневых точек. Ужасная новость: на Рязань сброшены бомбы, разнесен госпиталь! пожаловались уполномоченному штаба о плохом питании. Подействовало. Стали печь хлеб – 5 кг на 7 человек, суп и кусочек сахара. Лето было жаркое, тучи комаров в лесу. Высокие деревья падали со страшным треском. Один раз большая ветка упала прямо мне на ногу, я не смогла встать. Меня отвезли в медпункт, а нога ужасно болела, посинела и распухла, пальцы ноги перестали двигаться. Эта травма давала о себе знать еще много лет.

Август 1942 года

Получили справку на возвращение домой. Какая была радость увидеть знакомые места: вот станция Тарусская, а вот поселок Бутиково и деревянный домик у пруда, и родные лица.

Сентябрь 1942 года

В Туле устроились на работу в железнодорожный Машзавод. Я записалась в санитарную дружину. Лечили раненных, прибывших с фронта, и пострадавших от бомбежек.

Май 1943 года

Одна из таких бомб взорвалась недалеко от нашего дома, даже стекла вылетели. Школу летчиков разнесло, погибло 112 человек. Еще одна бомба упала возле детского сада, куда ходила сестренка Рая, но она чудом не взорвалась. Скидывали с дружиной фугасные мины с крыш домов, которые кидали с немецких самолетов. Начали выдавать карточки на хлеб: 500 граммов – служащим, 800 граммов – рабочим, 300 граммов – детям, 250 граммов - безработным. С Орловско-Курской дуги везут много раненых, которые остались без рук и без ног.

1944 год

По радио «В последний час» сообщается, что началось наступление наших войск, давление на Тулу спало. От брата Шуры давно ничего не слышно. Под Белгородом шли сильные бои, где он служил. После выяснилось, что он находится в немецких лагерях. В мае вернулась Люба с войны. Жизнь налаживается…

1945 год

9 мая объявлено об окончании войны! Люди плачут от счастья, радуются, что все закончилось. Мы победили! ***

Остается добавить, что с Ольгой Ивановной Жулдыбиной сейчас все хорошо, она живет в поселке Заокском. Я же, ее внучка, все ее внуки, правнуки и дети можем гордиться нашей бабушкой и мамой, которая сделала многое ради нас, нашего будущего.