• Курсы валют:
      USD 59.65
      EUR 70.00
08.07.2016 0
Анна Жукова
Анна Жукова:

Перезимовать лето: горные похождения корреспондента «Центр 71»

Кавказские горы – совершенно особенное место. Далеко не каждая точка на Земле обладает подобным магнетизмом, настолько сильно они врезаются в жизнь и с неотвратимой силой притягивают внимание, мысли, чувства и сны...

Где провести очередной отпуск — у меня вопросов не возникало. Оставалось только выбрать гору. Ту самую, единственную, ради которой стоит рисковать. На Эльбрусе я была уже два раза, так что выбор пал на его «младшего» брата — Казбек. Это самый восточный пятитысячник Кавказа, его «рост» - 5033 метра.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Люди и горы

В последнее время я люблю отдыхать, заранее не зная, с кем я еду. Новые встречи и знакомства сами по себе удивительны. Говорят, что плохие люди в горы не ходят. Конечно, бывают и исключения, но зато есть шанс встретить действительно интересных личностей.

Самолет приземлился в аэропорту «Тбилиси». Еще через полчаса прилетел инструктор и большая часть нашей группы, с которой мне только предстояло познакомиться.

Дождавшись еще двух участников, идем закупаться едой, и после «раздачи слонов» утрамбовываем в рюкзаки по 4 кг продовольствия.

Микроавтобус мчит нас по Военно-Грузинской дороге в сторону Крестового перевала. Серпантин огибает горы и ущелья, где-то внизу шумят стремительные потоки рек, а на возвышенностях то и дело мелькают старинные крепости. За перевалом спуск до села Казбеги (ныне Степанцминда). Именно отсюда и начинается наше восхождение на Казбек.

Маршрут пролегает мимо монастыря Цминла Самеба, расположенном на высоте 2 170 м. Это довольно популярная достопримечательность в Грузии и приятный бонус к нашему восхождению.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Взяв в местном прокате недостающее снаряжение и навьючив на плечи рюкзаки, мы двинулись в путь. При желании до монастыря можно добраться на автомобиле. Таксисты в центре поселка «слетаются» на прибывших туристов, как голуби на просыпанные семечки. Но не для того мы ехали в горы, чтобы кататься на машине.

Дорога идет через поселок, после чего каменистым серпантином уходит в лес. Как обычно, первый день похода самый тяжелый. На первом же привале начинаются стоны, что рюкзак слишком тяжелый и поступают предложения съесть тушенку. Мой рюкзак на удивление нормальный, даже с запиханными туда макаронами и гречкой, я ожидала худшего. Добравшись до монастыря, разбиваем лагерь в близлежащем березовом лесочке, любуемся потрясающими видами и акклиматизируемся к высоте. А на рассвете пакуем рюкзаки и снова в путь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Все выше, и выше, и выше...

Дальше проезжих дорог нет. Нет и канаток, как на Эльбрусе. Пешеходная тропа петляет через камни, кочки, заросли ромашек и рододендрона. Подъем достаточно крутой, но это с лихвой компенсируется окружающей красотой. Самое сложное - выбрать нужный темп, чтобы дыхание не сбивалось и не приходилось останавливаться. Наша цель – перевал Саберце. Можно, конечно, рвануть выше и за день добежать до метеостанции на 3650 м, но отсутствие акклиматизации гарантирует жуткую головную боль и бесперспективность дальнейшего восхождения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На перевале нас настигла непогода. Чтобы укрыться от дождя и ветра, инструктор принял решение спуститься в долину и разбить там лагерь. Сбросив рюкзаки в кучу, мы засмотрелись на окружающие пейзажи. Красновато-бурые скалы, синеющие вдали горы с серебристыми вершинами, белоснежные ледники, изумрудные склоны и золотистые помпоны травы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Когда вечером в долину спустился туман, мы оказались в середине огромного облака. Сразу резко похолодало, и все попрятались в палатки.

Утром нас ждал приятный сюрприз. В непродолжительном разрыве облаков мы увидели величественный Казбек в лучах солнца. И тут же занавес задернулся: едва мы успели уложить рюкзаки и позавтракать, как зарядил проливной дождь. Двое ребят замешкались и не успели собрать палатку – это нас и спасло. Набившись туда вдесятером, мы около часа ждали улучшения погоды, развлекая друг друга всяческими историями.

Сегодня нам предстояло подняться на высоту 3650, к бывшей метеостанции. Ее построили еще в 1937 году по приказу Сталина, но уже в конце прошлого века метеорологи бросили строение за ненадобностью. Теперь метеостанция служит горным приютом. В хорошую походу до нее четыре часа ходу, но в нашу слякоть может уйти и все пять. Через 200 метров от стоянки начинался ледник, а значит ближайшие несколько дней мы проведем исключительно в снегах.

Дождь продолжал моросить, через час он сменился мокрым снегом. Было сыро и холодно. Вокруг все затянуло белой пеленой. Рассматривать можно было разве что ботинки впереди идущего. Но в таких условиях полностью сосредотачиваешься именно на дороге, на снегу, на скользких камнях, стараешься идти след в след. Мой дождевик порвался о ледоруб, а перчатки промокли насквозь. Короткий привал и снова в путь. Преодолев очередной крутой подъем, я наконец-то разглядела на горе контуры метеостанции. И идти сразу стало легче.

Караоке-бар «У Джонни»

На приюте нас встретил смотритель Джонни и тут же принялся угощать чачей. Но мы куда больше обрадовались горячему чаю и печке-«буржуйке», вокруг которой высилась куча-мала из сушившейся одежды, носков и ботинок.

Сама метеостанция внешне похожа не то на ковчег, не то на какой-нибудь заброшенный форт. Здесь есть свои постоянные обитатели, а на общей кухне всегда можно встретить веселых иностранных гостей. Условия жизни на станции спартанские, но, в общем-то, никто и не обещал, что будет легко. В комнатах ничего нет, кроме деревянных двухэтажных полатей. Удобства – над пропастью на склоне горы, метрах в 50 от приюта. Ночью не очень-то набегаешься. Проживание на станции – платное. Часть группы разместилась в местных «аппартаментах», остальные же решили жить поблизости в палатках. Поспав две ночи на снегу, я все же перебралась в «цивилизацию», так как погода испортилась окончательно.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

По вечерам мы собирались на кухне или же в «хижине» Джонни. В последней всегда было весело и многолюдно, звучали тосты, байки и грузинские песни. Мы прозвали это место «караоке-бар».

Перезимовать лето

Первый тренировочный выход делаем к церкви Святого Георгия на высоте 4000 метров. Подъем отлично имитирует крутизну самого сложного участка на вершине. Церковь представляет собой железный вагончик обтекаемые формы. Растяжки из стальных тросов и груда наваленных камней предохраняют ее от разрушительных порывов ветра. Скромное внутреннее убранство – крохотный алтарь, несколько икон и подсвечников. Ничего лишнего, полное соответствие суровой реальности внешнего мира, где почти всё время лежит снег. Удар в колокол и пронзительный звон разносится над горами.

Возвращаемся в приют. Прогноз погоды неутешителен, а значит, штурм вершины откладывается на день.

Еще один тренировочный день проводим на склоне, но изрядно натоптавшись по рыхлому снегу, поворачиваем обратно к метеостанции. Погода и не думает улучшаться, тем не менее, решаем предпринять попытку восхождения. С вечера готовим снаряжение и раскладываем его кучками на общей кухне, так как в комнате невозможно ничего найти даже при дневном свете. Выход предстоит ранний, потому уже в 8 часов вечера все «окукливаются» в спальники. Подъем в 2 часа ночи. В три – боевая готовность в полной экипировке.

Восходящие к звездам

В кромешной темноте приюта звонит будильник, потом еще один, и еще. К утренней дисгармонии добавляется бодрый голос инструктора. Выбираться из спальника – настоящее испытание. Несмотря на все попытки утеплиться, температура в приюте далеко не летняя, вода на кухне покрылась тонкой коркой льда.

Полтретьего ночи наскоро завтракаем и еще раз проверяем снарягу. Наши соседи, «матерые альпинисты», почему-то тоже вскочившие ни свет, ни заря, шастают по кухне и всячески нас напутствуют: «В такую погоду вы точно не поднимитесь!». Да-да, конечно. Ну, мы хотя бы попытаемся.

На штурм выходим с чувством пофигизма и неизбежности. Погода и не думала налаживаться. Снег валит не переставая, ледяной ветер сбивает с ног. Идём в связках, светя под ноги закрепленными на шлемах фонариками, чтобы случайно не наступить на ползущую по земле верёвку. Под нами ледник с глубокими закрытыми трещинами, в которые можно провалиться в любой момент, но 5 человек, связанных одной верёвкой, всегда удержат одного оступившегося товарища.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Шаг за шагом набираем высоту, по-колено утопая в свежевыпавшем снегу. Через несколько часов светлеет, но видимость тут же стремительно падает. Нам уже не до красот соседних вершин. Аккуратно выверяя каждый шаг и проделывая «ступеньки» первый в связке ведет нас по бескрайнему леднику. Потом мы меняемся. Монотонность ходьбы постепенно переходит в состояние механической апатии, когда шаг следует за шагом, след в след идущего впереди товарища.

Из графика движения мы явно выбились. Одну из участниц накрывает «горняшка», но она терпит и идет дальше. Наш лимит времени исчерпан. До вершины рукой подать. Разделяем связки и ввязываемся в веревку по-новой, в другой последовательности. На эти манипуляции уходит еще добрых полчаса. Вторая группа остается ждать на склоне, а первая делает рывок и завершает начатое нами дело. Вершина! Кто-то пытается сделать фото и даже достает флаги, но видимость нулевая. Инструктор торопит, нам пора вниз.

Горы и человек – противоположные друг другу грани мира. Стихия гор не подвластна человеку, который для них всего лишь игрушка. Но иногда горы снисходят до уважения к человеку. Редкий, но известный случай. Такое уважение трудно заслужить, но только тогда ощущаешь себя частью вселенной.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А вечером нас ждал подарок — один из немногих моментов с хорошей видимостью и чистым небом за 5 дней, которые мы провели на высоте 3650 м и выше... Снегопады, туман, отсутствие контакта с «большой землей» постепенно завернули нас в кокон особого, «горного состояния» отрешенности и счастья.

Для кого-то мой рассказ наверняка покажется странным. Но ответа на риторический вопрос «зачем» здесь не будет. У всех свои ценности. Каждый, кто в то утро вышел на тропу, уходящую вверх по изумрудной зелени альпийских лугов к суровым ледникам Казбека, выбрал для себя цель, уводящую его к звездам.

 

Шестопалов Дмитрий
Шестопалов Дмитрий:
24.07.2017

Раньше трава была зеленее: рецензия фильма «Человек- паук: Возвращение Домой» с экскурсом в историю

Премьера каждой части «Человека-паука» для меня всегда была праздником. Придя на премьеру фильма, оказалось, что такие чувства не только у меня. Дети в масках, тематические стаканы. Люди в костюмах. И конечно же битый зал.

Заббарова Александра
Заббарова Александра:
15.05.2017

«Бессовестные» на сцене тульского «Эрмитажа»

И почему я раньше не ходила на этот спекталь?

Анна Жукова
Анна Жукова:
28.03.2017

Как я провела выходные... на Ямале

Давно мечтала на банальный вопрос «как ты провела выходные?» ответить — «да вот, летала на Ямал».

Анна Жукова
Анна Жукова:
21.02.2017

Готовимся к Масленице: ТОП-10 необычных рецептов блинчиков

Чтобы поесть блинов на Масленицу, их надо сначала испечь. А для этого достаточно придерживаться некоторых несложных кулинарных правил, иначе, как известно, блин получится комом.

Заббарова Александра
Заббарова Александра:
21.02.2017

«Доходное место» на сцене тульского драмтеатра

Комедия в двух действиях «Доходное место» по пьесе А. Н. Островского – постановка для тульского драмтеатра новая.

Заббарова Александра
Заббарова Александра:
03.02.2017

От большой любви к Высоцкому…

28 января в Доме-музее В.В. Вересаева тульская актриса Инна Тарада дала моноспектакль по произведениям советского поэта, актера, автора и исполнителя песен, любимого всеми Владимира Высоцкого.

Заббарова Александра
Заббарова Александра:
31.01.2017

Василий Сигарев погрузил Ясную Поляну в «Страну ОЗ»

А комедия ли это? Такой вопрос остается как горькое послевкусие от просмотра фильма «Страна ОЗ» Василия Сигарева. Много мата, много жутких моментов, много того, что говорит далеко не в пользу заявленного жанра.

Анна Жукова
Анна Жукова:
03.11.2016

«Всё это джаз»: Игорь Бутман выступил в Туле на открытии фестиваля импровизационной музыки

Международный фестиваль «Джазовая провинция» - единственный в истории джаза «передвижной» музыкальный проект. В течении месяца он проходит более чем в десяти российских городах. Фестиваль, который 20 лет назад задумал и воплотил в жизнь курский пианист и композитор Леонид Винцкевич, объединил на сегодняшний день 25 городов страны в единое музыкальное пространство.